Рисунки детей к сказке о мертвой царевне и семи богатырях: Сказка о мертвой царевне детские рисунки

Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях с картинками

Сказки Пушкина А.С.

Царь с царицею простился,
В путь-дорогу снарядился,
И царица у окна
Села ждать его одна.
Ждет-пождет с утра до ночи,
Смотрит в поле, инда очи
Разболелись глядючи
С белой зори до ночи;
Не видать милого друга!
Только видит: вьется вьюга,
Снег валится на поля,
Вся белешенька земля.
Девять месяцев проходит,
С поля глаз она не сводит.
Вот в сочельник в самый, в ночь
Бог дает царице дочь.
Рано утром гость желанный,
День и ночь так долго жданный,
Издалеча наконец
Воротился царь-отец.
На него она взглянула,
Тяжелешенько вздохнула,
Восхищенья не снесла,
И к обедне умерла.

Долго царь был неутешен,
Но как быть? и он был грешен;
Год прошел как сон пустой,
Царь женился на другой.
Правду молвить, молодица
Уж и впрямь была царица:
Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях  (Сказка Пушкина А.С.), картинкаВысока, стройна, бела,
И умом и всем взяла;
Но зато горда, ломлива,
Своенравна и ревнива.
Ей в приданое дано
Было зеркальце одно;
Свойство зеркальце имело:
Говорить оно умело.
С ним одним она была
Добродушна, весела,
С ним приветливо шутила
И, красуясь, говорила:
«Свет мой, зеркальце! скажи
Да всю правду доложи:
Я ль на свете всех милее,
Всех румяней и белее?»
И ей зеркальце в ответ:
«Ты, конечно, спору нет;
Ты, царица, всех милее,
Всех румяней и белее».
И царица хохотать,
И плечами пожимать,
И подмигивать глазами,
И прищелкивать перстами,
И вертеться подбочась,
Гордо в зеркальце глядясь.

Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях  (Сказка Пушкина А.С.), рис.2Но царевна молодая,
Тихомолком расцветая,
Между тем росла, росла,
Поднялась — и расцвела,
Белолица, черноброва,
Нраву кроткого такого.
И жених сыскался ей,
Королевич Елисей.
Сват приехал, царь дал слово,
А приданое готово:
Семь торговых городов
Да сто сорок теремов.

На девичник собираясь,
Вот царица, наряжаясь
Перед зеркальцем своим,
Перемолвилася с ним:
«Я ль, скажи мне, всех милее,
Всех румяней и белее?»
Что же зеркальце в ответ?
«Ты прекрасна, спору нет;
Но царевна всех милее,
Всех румяней и белее».
Как царица отпрыгнет,
Да как ручку замахнет,
Да по зеркальцу как хлопнет,
Каблучком-то как притопнет!..
«Ах ты, мерзкое стекло!
Это врешь ты мне на зло.
Как тягаться ей со мною?
Я в ней дурь-то успокою.
Вишь какая подросла!
И не диво, что бела:
Мать брюхатая сидела
Да на снег лишь и глядела!
Но скажи: как можно ей
Быть во всем меня милей?
Признавайся: всех я краше.
Обойди всё царство наше,
Хоть весь мир; мне ровной нет.
Так ли?» Зеркальце в ответ:
«А царевна всё ж милее,
Всё ж румяней и белее».
Делать нечего. Она,
Черной зависти полна,
Бросив зеркальце под лавку,
Позвала к себе Чернавку
И наказывает ей,
Сенной девушке своей,
Весть царевну в глушь лесную
И, связав ее, живую
Под сосной оставить там
На съедение волкам.

Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях  (Сказка Пушкина А.С.), рис.3Черт ли сладит с бабой гневной?
Спорить нечего. С царевной
Вот Чернавка в лес пошла
И в такую даль свела,
Что царевна догадалась,
И до смерти испугалась,
И взмолилась: «Жизнь моя!
В чем, скажи, виновна я?
Не губи меня, девица!
А как буду я царица,
Я пожалую тебя».
Та, в душе ее любя,
Не убила, не связала,
Отпустила и сказала:
«Не кручинься, бог с тобой».
А сама пришла домой.
«Что? — сказала ей царица, —
Где красавица девица?»
— Там, в лесу, стоит одна, —
Отвечает ей она. —
Крепко связаны ей локти;
Попадется зверю в когти,
Меньше будет ей терпеть,
Легче будет умереть.

И молва трезвонить стала:
Дочка царская пропала!
Тужит бедный царь по ней.
Королевич Елисей,
Помолясь усердно богу,
Отправляется в дорогу
За красавицей душой,
За невестой молодой.

Но невеста молодая,
До зари в лесу блуждая,
Между тем всё шла да шла
И на терем набрела.
Ей на встречу пес, залая,
Прибежал и смолк, играя;
В ворота вошла она,
На подворье тишина.
Пес бежит за ней, ласкаясь,
А царевна, подбираясь,
Поднялася на крыльцо
И взялася за кольцо;
Дверь тихонько отворилась,
И царевна очутилась
В светлой горнице; кругом
Лавки, крытые ковром,
Под святыми стол дубовый,
Печь с лежанкой изразцовой.
Видит девица, что тут
Люди добрые живут;
Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях  (Сказка Пушкина А.С.), рис.4Знать, не будет ей обидно!
Никого меж тем не видно.
Дом царевна обошла,
Всё порядком убрала,
Засветила богу свечку,
Затопила жарко печку,
На полати взобралась
И тихонько улеглась.

Час обеда приближался,
Топот по двору раздался:
Входят семь богатырей,
Семь румяных усачей.
Старший молвил: «Что за диво!
Всё так чисто и красиво.
Кто-то терем прибирал
Да хозяев поджидал.
Кто же? Выдь и покажися,
С нами честно подружися.
Коль ты старый человек,
Дядей будешь нам навек.
Коли парень ты румяный,
Братец будешь нам названый.
Коль старушка, будь нам мать,
Так и станем величать.
Коли красная девица,
Будь нам милая сестрица».

И царевна к ним сошла,
Честь хозяям отдала,
В пояс низко поклонилась;
Закрасневшись, извинилась,
Что-де в гости к ним зашла,
Хоть звана и не была.
Вмиг по речи те спознали,
Что царевну принимали;
Усадили в уголок,
Подносили пирожок;
Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях  (Сказка Пушкина А.С.), рис.5Рюмку полну наливали,
На подносе подавали.
От зеленого вина
Отрекалася она;
Пирожок лишь разломила,
Да кусочек прикусила,
И с дороги отдыхать
Отпросилась на кровать.
Отвели они девицу
Вверх во светлую светлицу
И оставили одну,
Отходящую ко сну.

День за днем идет, мелькая,
А царевна молодая
Всё в лесу, не скучно ей
У семи богатырей.
Перед утренней зарею
Братья дружною толпою
Выезжают погулять,
Серых уток пострелять,
Руку правую потешить,
Сорочина в поле спешить,
Иль башку с широких плеч
У татарина отсечь,
Или вытравить из леса
Пятигорского черкеса.
А хозяюшкой она
В терему меж тем одна
Приберет и приготовит.
Им она не прекословит,
Не перечут ей они.
Так идут за днями дни.

Братья милую девицу
Полюбили. К ней в светлицу
Раз, лишь только рассвело,
Всех их семеро вошло.
Старший молвил ей: «Девица,
Знаешь: всем ты нам сестрица,
Всех нас семеро, тебя
Все мы любим, за себя
Взять тебя мы все бы ради,
Да нельзя, так бога ради
Помири нас как-нибудь:
Одному женою будь,
Прочим ласковой сестрою.
Что ж качаешь головою?
Аль отказываешь нам?
Аль товар не по купцам?»

«Ой вы, молодцы честные,
Братцы вы мои родные, —
Им царевна говорит, —
Коли лгу, пусть бог велит
Не сойти живой мне с места.
Как мне быть? ведь я невеста.
Для меня вы все равны,
Все удалы, все умны,
Всех я вас люблю сердечно;
Но другому я навечно
Отдана. Мне всех милей
Королевич Елисей».

Братья молча постояли
Да в затылке почесали.
«Спрос не грех. Прости ты нас, —
Старший молвил поклонясь, —
Коли так, не заикнуся
Уж о том». — «Я не сержуся, —
Тихо молвила она, —
И отказ мой не вина».
Женихи ей поклонились,
Потихоньку удалились,
И согласно все опять
Стали жить да поживать.

Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях  (Сказка Пушкина А.С.), рис.7Между тем царица злая,
Про царевну вспоминая,
Не могла простить ее,
А на зеркальце свое
Долго дулась и сердилась;
Наконец об нем хватилась
И пошла за ним, и, сев
Перед ним, забыла гнев,
Красоваться снова стала
И с улыбкою сказала:
«Здравствуй, зеркальце! скажи
Да всю правду доложи:
Я ль на свете всех милее,
Всех румяней и белее?»
И ей зеркальце в ответ:
«Ты прекрасна, спору нет;
Но живет без всякой славы,
Средь зеленыя дубравы,
У семи богатырей
Та, что всё ж тебя милей».
И царица налетела
На Чернавку: «Как ты смела
Обмануть меня? и в чем!..»
Та призналася во всем:
Так и так. Царица злая,
Ей рогаткой угрожая,
Положила иль не жить,
Иль царевну погубить.

Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях  (Сказка Пушкина А.С.), рис.6Раз царевна молодая,
Милых братьев поджидая,
Пряла, сидя под окном.
Вдруг сердито под крыльцом
Пес залаял, и девица
Видит: нищая черница
Ходит по двору, клюкой
Отгоняя пса. «Постой,
Бабушка, постой немножко, —
Ей кричит она в окошко, —
Пригрожу сама я псу
И кой-что тебе снесу».
Отвечает ей черница:
«Ох ты, дитятко девица!
Пес проклятый одолел,
Чуть до смерти не заел.
Посмотри, как он хлопочет!
Выдь ко мне». — Царевна хочет
Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях  (Сказка Пушкина А.С.), рис.8Выдти к ней и хлеб взяла,
Но с крылечка лишь сошла,
Пес ей под ноги — и лает,
И к старухе не пускает;
Лишь пойдет старуха к ней,
Он, лесного зверя злей,
На старуху. «Что за чудо?
Видно, выспался он худо, —
Ей царевна говорит: —
На ж, лови!» — и хлеб летит.
Старушонка хлеб поймала:
«Благодарствую, — сказала. —
Бог тебя благослови;
Вот за то тебе, лови!»
И к царевне наливное,
Молодое, золотое,
Прямо яблочко летит…
Пес как прыгнет, завизжит…
Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях  (Сказка Пушкина А.С.), рис.9Но царевна в обе руки
Хвать — поймала. «Ради скуки
Кушай яблочко, мой свет.
Благодарствуй за обед».
Старушоночка сказала,
Поклонилась и пропала…
И с царевной на крыльцо
Пес бежит и ей в лицо
Жалко смотрит, грозно воет,
Словно сердце песье ноет,
Словно хочет ей сказать:
Брось! — Она его ласкать,
Треплет нежною рукою;
«Что, Соколко, что с тобою?
Ляг!» — и в комнату вошла,
Дверь тихонько заперла,
Под окно за пряжу села
Ждать хозяев, а глядела
Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях  (Сказка Пушкина А.С.), рис.10Всё на яблоко. Оно
Соку спелого полно,
Так свежо и так душисто,
Так румяно-золотисто,
Будто медом налилось!
Видны семечки насквозь…
Подождать она хотела
До обеда; не стерпела,
В руки яблочко взяла,
К алым губкам поднесла,
Потихоньку прокусила
И кусочек проглотила…
Вдруг она, моя душа,
Пошатнулась не дыша,
Белы руки опустила,
Плод румяный уронила,
Закатилися глаза,
И она под образа
Головой на лавку пала
И тиха, недвижна стала…

Братья в ту пору домой
Возвращалися толпой
С молодецкого разбоя.
Им на встречу, грозно воя,
Пес бежит и ко двору
Путь им кажет. «Не к добру! —
Братья молвили: — печали
Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях  (Сказка Пушкина А.С.), рис.11Не минуем». Прискакали,
Входят, ахнули. Вбежав,
Пес на яблоко стремглав
С лаем кинулся, озлился,
Проглотил его, свалился
И издох. Напоено
Было ядом, знать, оно.
Перед мертвою царевной
Братья в горести душевной
Все поникли головой,
И с молитвою святой
С лавки подняли, одели,
Хоронить ее хотели
И раздумали. Она,
Как под крылышком у сна,
Так тиха, свежа лежала,
Что лишь только не дышала.
Ждали три дня, но она
Не восстала ото сна.
Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях  (Сказка Пушкина А.С.), рис.12Сотворив обряд печальный,
Вот они во гроб хрустальный
Труп царевны молодой
Положили — и толпой
Понесли в пустую гору,
И в полуночную пору
Гроб ее к шести столбам
На цепях чугунных там
Осторожно привинтили
И решеткой оградили;
И, пред мертвою сестрой
Сотворив поклон земной,
Старший молвил: «Спи во гробе;
Вдруг погасла, жертвой злобе,
На земле твоя краса;
Дух твой примут небеса.
Нами ты была любима
И для милого хранима —
Не досталась никому,
Только гробу одному».

В тот же день царица злая,
Доброй вести ожидая,
Втайне зеркальце взяла
И вопрос свой задала:
«Я ль, скажи мне, всех милее,
Всех румяней и белее?»
И услышала в ответ:
«Ты, царица, спору нет,
Ты на свете всех милее,
Всех румяней и белее».

За невестою своей
Королевич Елисей
Между тем по свету скачет.
Нет как нет! Он горько плачет,
И кого ни спросит он,
Всем вопрос его мудрен;
Кто в глаза ему смеется,
Кто скорее отвернется;
К красну солнцу наконец
Обратился молодец.
«Свет наш солнышко! Ты ходишь
Круглый год по небу, сводишь
Зиму с теплою весной,
Всех нас видишь под собой.
Аль откажешь мне в ответе?
Не видало ль где на свете
Ты царевны молодой?
Я жених ей». — «Свет ты мой, —
Красно солнце отвечало, —
Я царевны не видало.
Знать ее в живых уж нет.
Разве месяц, мой сосед,
Где-нибудь ее да встретил
Или след ее заметил».

Темной ночки Елисей
Дождался в тоске своей.
Только месяц показался,
Он за ним с мольбой погнался.
«Месяц, месяц, мой дружок,
Позолоченный рожок!
Ты встаешь во тьме глубокой,
Круглолицый, светлоокий,
И, обычай твой любя,
Звезды смотрят на тебя.
Аль откажешь мне в ответе?
Не видал ли где на свете
Ты царевны молодой?
Я жених ей». — «Братец мой,
Отвечает месяц ясный, —
Не видал я девы красной.
На стороже я стою
Только в очередь мою.
Без меня царевна, видно,
Пробежала». — «Как обидно!» —
Королевич отвечал.
Ясный месяц продолжал:
«Погоди; об ней, быть может,
Ветер знает. Он поможет.
Ты к нему теперь ступай,
Не печалься же, прощай».

Елисей, не унывая,
К ветру кинулся, взывая:
«Ветер, ветер! Ты могуч,
Ты гоняешь стаи туч,
Ты волнуешь сине море,
Всюду веешь на просторе,
Не боишься никого,
Кроме бога одного.
Аль откажешь мне в ответе?
Не видал ли где на свете
Ты царевны молодой?
Я жених ее». — «Постой, —
Отвечает ветер буйный, —
Там за речкой тихоструйной
Есть высокая гора,
В ней глубокая нора;
В той норе, во тьме печальной,
Гроб качается хрустальный
На цепях между столбов.
Не видать ничьих следов
Вкруг того пустого места;
В том гробу твоя невеста».

Ветер дале побежал.
Королевич зарыдал
И пошел к пустому месту,
На прекрасную невесту
Посмотреть еще хоть раз.
Вот идет; и поднялась
Перед ним гора крутая;
Вкруг нее страна пустая;
Под горою темный вход.
Он туда скорей идет.
Перед ним, во мгле печальной,
Гроб качается хрустальный,
И в хрустальном гробе том
Спит царевна вечным сном.
И о гроб невесты милой
Он ударился всей силой.
Гроб разбился. Дева вдруг
Ожила. Глядит вокруг
Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях  (Сказка Пушкина А.С.), рис.13Изумленными глазами,
И, качаясь над цепями,
Привздохнув, произнесла:
«Как же долго я спала!»
И встает она из гроба…
Ах!.. и зарыдали оба.
В руки он ее берет
И на свет из тьмы несет,
И, беседуя приятно,
В путь пускаются обратно,
И трубит уже молва:
Дочка царская жива!

Дома в ту пору без дела
Злая мачеха сидела
Перед зеркальцем своим
И беседовала с ним.
Говоря: «Я ль всех милее,
Всех румяней и белее?»
И услышала в ответ:
«Ты прекрасна, слова нет,
Но царевна всё ж милее,
Всё румяней и белее».
Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях  (Сказка Пушкина А.С.), рис.14Злая мачеха, вскочив,
Об пол зеркальце разбив,
В двери прямо побежала
И царевну повстречала.
Тут ее тоска взяла,
И царица умерла.
Лишь ее похоронили,
Свадьбу тотчас учинили,
И с невестою своей
Обвенчался Елисей;
И никто с начала мира
Не видал такого пира;
Я там был, мед, пиво пил,
Да усы лишь обмочил.

Иллюстрации из мультфильма “Союзмультфильм”
“Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях”

Смотрите мультфильм – Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях

Рисунок к “Сказке о мертвой царевне и 7 богатырях” поэтапно, где найти МК?

Да, чтобы придумать такое название, просто необходимо пошевелить извилинами, а это порой бывает очень трудно сделать, но попытку я всё же сделаю.

Сама по себе выставка детских рисунков – это очень мило и так трогательно, ведь дети улавливают то, что мы, повзрослев безвозвратно теряем практически навсегда.

Вот мои предположения названий этой выставки на тему ” Осень “: ” Упавший первый лист “, ” Детская Осень “, ” Грачи улетели “, ” Уж небо осенью дышало “, ” Листопад красок “ или просто ” Листопад “, ” Краски осени “, ” Лето ещё будет “, ” Моя любовь — осенний небосвод “, ” Осень. Сказочный чертог… “, ” Осень и мы “, ” Осенний букет “, ” Дети рисуют осень “ или ” Осень глазами детей “.

Война это сражение и боль, потери и черный дым, взрывы и смерть. Чаще всего дети рисуют танки и самолеты, смотрите детские рисунки о войне. Колонна танков переправляется через переправу на другой берег, изображение церкви как символ надежды и на быстрое завершение войны. Клубы черного дыма говорят об ожесточенном сражении, а красные языки огня о разорвавшихся снарядах. Мне понравился последний рисунок, поезд везет танки, сделанные руками детей и женщин в тылу врага. рядом с железной дорогой черные линии показывают, что поезд мчится под обстрелом врага. Можно нарисовать на танке развевающийся красный флаг, знамя Победы, война заканчивается.

Родителям, которые беспокоятся за своих детей, которым кажется, что у их малыша есть какие-то трудности или проблемы, стоит обратить внимание на творчество своего ребенка, особенно на его рисунки.

То, о чем ребенок еще не может в силу разных причин рассказать своим родителям, можно увидеть в его рисунках.

Конечно, лучше всего об этом говорят детали в детских картинках, но часто художники настолько юны, что детали в рисунке видны только им самим. В этом случае внимание нужно обращать на цвета.

Возможно Ваш малыш предпочитает одни цвета другим.

Так, красный цвет может указывать на то, что Ваш ребенок гиперактивен, легко возбудим и очень эмоционален. Возможно у него накопилось много нерастраченной энергии. Вам нужно придумать совместное занятие, чтобы “выпустить” эту энергию в “мирное” русло.

Я тоже попробую ответить на данный вопрос:

Рисунок 3. “Мумия возвращается”.

Рисунок 4. “Тринадцатый район”.

Рисунок 5. “Корпорация монстров”.

Рисунок 6. “Терминатор”.

Рисунок 7. “Ворон”.

Рисунок 8. “Матрица”.

Рисунок 9. “Достучаться до небес”.

Рисунок 10. “Назад в будущее”.

Рисунок 11. “Остаться в живых”.

Рисунок 12. “Красная жара”.

Рисунок 13. “Операция “Ы” и другие приключения Шурика”.

Рисунок 14. “Пятый элемент”.

Рисунок 15. “Пираты Карибского моря”.

Рисунок 16. “Убить Билла”.

Рисунок 17. “Основной инстинкт”.

Красивые рисунки на тему “Берегите воздух”, вы найдёте здесь. А также примеры рисунков, которые нарисовали сами ученики. Воздух нам жизненно не обходим, так как без воздуха все живые существа сразу погибнут. Поэтому мы должны с вами следить за экологией природы, не загрязнять воздух, которым мы же с вами дышим. Что засоряет воздух? Это различные вредные отходы, которые выбрасываются с предприятий, так же заводы, которые чадят через трубы в атмосферу. Обычно такие предприятия строят далеко от жилых зон. Также портят воздух работающие работающие моторы машин на трассе или у дома. Поэтому рисунку на тему: “Берегите воздух”, должны быть направлены на призыв человека к защите воздуха и его охране. Что нам даёт чистый кислород – это деревья. Поэтому можно нарисовать лес, а рядом завод или предприятие, которое нужно перечеркнуть красным маркером, чтобы люди не строили заводы вблизи леса, иначе они убивают кислород.

Предлагаю вариант рисунков и работ школьников, а также шаблоны плаката “Берегите воздух, образец, который вы сможете себе распечатать и разрисовать или срисовать.

­<wbr/>

Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях

Царь с царицею простился,
В путь-дорогу снарядился,
И царица у окна
Села ждать его одна.
Ждет-пождет с утра до ночи,
Смотрит в ноле, инда очи
Разболелись глядючи
С белой зори до ночи;
Не видать милого друга!
Только видит: вьется вьюга,
Снег валится на поля,
Вся белешенька земля.
Девять месяцев проходит,
С поля глаз она не сводит.
Вот в сочельник в самый, в ночь
Бог дает царице дочь.
Рано утром гость желанный,
День и ночь так долго жданный,
Издалеча наконец
Воротился царь-отец.
На него она взглянула,
Тяжелешенько вздохнула,
Восхищенья не снесла
И к обедне умерла.

Долго царь был неутешен,
Но как быть? и он был грешен;
Год прошел, как сон пустой,
Царь женился на другой.
Правду молвить, молодица
Уж и впрямь была царица:
Высока, стройна, бела,
И умом и всем взяла;
Но зато горда, ломлива,
Своенравна и ревнива.
Ей в приданое дано
Было зеркальце одно;
Свойство зеркальце имело:
Говорить оно умело.
С ним одним она была
Добродушна, весела,
С ним приветливо шутила
И, красуясь, говорила:
«Свет мои, зеркальце! скажи
Да всю правду доложи:
Я ль на свете всех милее,
Всех румяней и белее?»
И ей зеркальце в ответ:
«Ты, конечно, спору нет:
Ты, царица, всех милее,
Всех румяней и белее».
И царица хохотать,
И плечами пожимать.
И подмигивать глазами,
И прищелкивать перстами,
И вертеться подбочась,
Гордо в зеркальце глядясь.

Но царевна молодая,
Тихомолком расцветая,
Между тем росла, росла.
Поднялась — и расцвела.
Белолица, черноброва,
Нраву кроткого такого.
И жених сыскался ей,
Королевич Елисей.
Сват приехал, царь дал слово.
А приданое готово:
Семь торговых городов
Да сто сорок теремов.

На девичник собираясь.
Вот царица, наряжаясь
Перед зеркальцем своим,
Перемолвилася с ним:
«Я ль, скажи мне, всех милее.
Всех румяней и белее?»
Что же зеркальце в ответ?
«Ты прекрасна, спору нет;
Но царевна всех милее,
Всех румяней и белее».
Как царица отпрыгнет,
Да как ручку замахнет,
Да по зеркальцу как хлопнет,
Каблучком-то как притопнет!..
«Ах ты, мерзкое стекло!
Это врешь ты мне назло.
Как тягаться ей со мною?
Я в ней дурь-то успокою.
Вишь какая подросла!
И не диво, что бела:
Мать брюхатая сидела
Да на снег лишь и глядела!
Но скажи: как можно ей
Быть во всем меня милей?
Признавайся: всех я краше.
Обойди все царство наше,
Хоть весь мир; мне ровной нет.
Так ли?» Зеркальце в ответ:
«А царевна все ж милее,
Все ж румяней и белее».
Делать нечего. Она,
Черной зависти полна,
Бросив зеркальце под лавку,
Позвала к себе Чернавку
И наказывает ей,
Сенной девушке своей,
Весть царевну в глушь лесную
И, связав ее, живую
Под сосной оставить там
На съедение волкам.

Черт ли сладит с бабой гневной?
Спорить нечего. С царевной
Вот Чернавка в лес пошла
И в такую даль свела,
Что царевна догадалась,
И до смерти испугалась,
И взмолилась: «Жизнь моя!
В чем, скажи, виновна я?
Не губи меня, девица!
А как буду я царица,
Я пожалую тебя».
Та, в душе ее любя,
Не убила, не связала,
Отпустила и сказала:
«Не кручинься, бог с тобой».
А сама пришла домой.
«Что? — сказала ей царица,—
Где красавица-девица?»
— «Там, в лесу, стоит одна,—
Отвечает ей она,—
Крепко связаны ей локти;
Попадется зверю в когти,
Меньше будет ей терпеть,
Легче будет умереть».

И молва трезвонить стала:
Дочка царская пропала!
Тужит бедный царь по ней.
Королевич Елисей,
Помолясь усердно богу,
Отправляется в дорогу
За красавицей-душой,
За невестой молодой.

Но невеста молодая,
До зари в лесу блуждая,
Между тем все шла да шла
И на терем набрела.
Ей навстречу пес, залая,
Прибежал и смолк, играя;
В ворота вошла она,
На подворье тишина.
Пес бежит за ней, ласкаясь,
А царевна, подбираясь,
Поднялася на крыльцо
И взялася за кольцо;
Дверь тихонько отворилась.
И царевна очутилась
В светлой горнице; кругом
Лавки, крытые ковром,
Под святыми стол дубовый,
Печь с лежанкой изразцовой.
Видит девица, что тут
Люди добрые живут;
Знать, не будет ей обидно.
Никого меж тем не видно.
Дом царевна обошла,
Все порядком убрала,
Засветила богу свечку,
Затопила жарко печку,
На полати взобралась
И тихонько улеглась.

Час обеда приближался,
Топот по двору раздался:
Входят семь богатырей,
Семь румяных усачей.
Старший молвил: «Что за диво!
Все так чисто и красиво.
Кто-то терем прибирал
Да хозяев поджидал.
Кто же? Выдь и покажися,
С нами честно подружися.
Коль ты старый человек,
Дядей будешь нам навек.
Коли парень ты румяный,
Братец будешь нам названый.
Коль старушка, будь нам мать,
Так и станем величать.
Коли красная девица,
Будь нам милая сестрица».

И царевна к ним сошла,
Честь хозяям отдала,
В пояс низко поклонилась;
Закрасневшись, извинилась,
Что-де в гости к ним зашла,
Хоть звана и не была.
Вмиг по речи те опознали,
Что царевну принимали;
Усадили в уголок,
Подносили пирожок,
Рюмку полну наливали,
На подносе подавали.
От зеленого вина
Отрекалася она;
Пирожок лишь разломила,
Да кусочек прикусила,
И с дороги отдыхать
Отпросилась на кровать.
Отвели они девицу
Вверх во светлую светлицу
И оставили одну,
Отходящую ко сну.

День за днем идет, мелькая,
А царевна молодая
Все в лесу, не скучно ей
У семи богатырей.
Перед утренней зарею
Братья дружною толпою
Выезжают погулять,
Серых уток пострелять,
Руку правую потешить,
Сорочина в поле спешить,
Иль башку с широких плеч
У татарина отсечь,
Или вытравить из леса
Пятигорского черкеса,
А хозяюшкой она
В терему меж тем одна
Приберет и приготовит,
Им она не прекословит,
Не перечат ей они.
Так идут за днями дни.

Братья милую девицу
Полюбили. К ней в светлицу
Раз, лишь только рассвело,
Всех их семеро вошло.
Старший молвил ей: «Девица,
Знаешь: всем ты нам сестрица,
Всех нас семеро, тебя
Все мы любим, за себя
Взять тебя мы все бы рады,
Да нельзя, так бога ради
Помири нас как-нибудь:
Одному женою будь,
Прочим ласковой сестрою.
Что ж качаешь головою?
Аль отказываешь нам?
Аль товар не по купцам?»

«Ой вы, молодцы честные,
Братцы вы мои родные,—
Им царевна говорит,—
Коли лгу, пусть бог велит
Не сойти живой мне с места.
Как мне быть? ведь я невеста.
Для меня вы все равны,
Все удалы, все умны,
Всех я вас люблю сердечно;
Но другому я навечно
Отдана. Мне всех милей
Королевич Елисей».

Братья молча постояли
Да в затылке почесали.
«Спрос не грех. Прости ты нас,—
Старший молвил поклонись,—
Коли так, не заикнуся
Уж о том».— «Я не сержуся,—
Тихо молвила она,—
И отказ мой не вина».
Женихи ей поклонились,
Потихоньку удалились,
И согласно все опять
Стали жить да поживать.

Между тем царица злая,
Про царевну вспоминая,
Не могла простить ее,
А на зеркальце свое
Долго дулась и сердилась;
Наконец об нем хватилась
И пошла за ним, и, сев
Перед ним, забыла гнев,
Красоваться снова стала
И с улыбкою сказала:
«Здравствуй, зеркальце! скажи
Да всю правду доложи:
Я ль на свете всех милее,
Всех румяней и белее?»
И ей зеркальце в ответ:
«Ты прекрасна, спору нет;
Но живет без всякой славы,
Средь зеленыя дубравы,
У семи богатырей
Та, что все ж тебя милей».
И царица налетела
На Чернавку: «Как ты смела
Обмануть меня? и в чем!..»
Та призналася во всем:
Так и так. Царица злая,
Ей рогаткой угрожая,
Положила иль не жить,
Иль царевну погубить.

Раз царевна молодая,
Милых братьев поджидая,
Пряла, сидя под окном.
Вдруг сердито под крыльцом
Пес залаял, и девица
Видит: нищая черница
Ходит по двору, клюкой
Отгоняя пса. «Постой,
Бабушка, постой немножко,—
Ей кричит она в окошко,—
Пригрожу сама я псу
И кой-что тебе снесу».
Отвечает ей черница:
«Ох ты, дитятко девица!
Пес проклятый одолел,
Чуть до смерти не заел.
Посмотри, как он хлопочет!
Выдь ко мне».— Царевна хочет
Выйти к ней и хлеб взяла,
Но с крылечка лишь сошла,
Пес ей под ноги — и лает,
И к старухе не пускает;
Лишь пойдет старуха к ней,
Он, лесного зверя злей,
На старуху. «Что за чудо?
Видно, выспался он худо,—
Ей царевна говорит,—
На ж, лови!» — и хлеб летит.
Старушонка хлеб поймала;
«Благодарствую,— сказала.—
Бог тебя благослови;
Вот за то тебе, лови!»
И к царевне наливное,
Молодое, золотое
Прямо яблочко летит…
Пес как прыгнет, завизжит…
Но царевна в обе руки
Хвать — поймала. «Ради скуки,
Кушай яблочко, мой свет.
Благодарствуй за обед»,—
Старушоночка сказала,
Поклонилась и пропала…
И с царевной на крыльцо
Пес бежит и ей в лицо
Жалко смотрит, грозно воет,
Словно сердце песье ноет,
Словно хочет ей сказать:
Брось! — Она его ласкать,
Треплет нежною рукою;
«Что, Соколко, что с тобою?
Ляг!» — и в комнату вошла,
Дверь тихонько заперла,
Под окно за пряжу села
Ждать хозяев, а глядела
Все на яблоко. Оно
Соку спелого полно,
Так свежо и так душисто,
Так румяно-золотисто,
Будто медом налилось!
Видны семечки насквозь…
Подождать она хотела
До обеда, не стерпела,
В руки яблочко взяла,
К алым губкам поднесла,
Потихоньку прокусила
И кусочек проглотила…
Вдруг она, моя душа,
Пошатнулась не дыша,
Белы руки опустила,
Плод румяный уронила,
Закатилися глаза,
И она под образа
Головой на лавку пала
И тиха, недвижна стала…

Братья в ту пору домой
Возвращалися толпой
С молодецкого разбоя.
Им навстречу, грозно воя,
Пес бежит и ко двору
Путь им кажет. «Не к добру! —
Братья молвили,— печали
Не минуем». Прискакали,
Входят, ахнули. Вбежав,
Пес на яблоко стремглав
С лаем кинулся, озлился,
Проглотил его, свалился
И издох. Напоено
Было ядом, знать, оно.
Перед мертвою царевной
Братья в горести душевной
Все поникли головой
И с молитвою святой
С лавки подняли, одели,
Хоронить ее хотели
И раздумали. Она,
Как под крылышком у сна,
Так тиха, свежа лежала,
Что лишь только не дышала.
Ждали три дня, но она
Не восстала ото сна.
Сотворив обряд печальный,
Вот они во гроб хрустальный
Труп царевны молодой
Положили — и толпой
Понесли в пустую гору,
И в полуночную пору
Гроб ее к шести столбам
На цепях чугунных там
Осторожно привинтили,
И решеткой оградили;
И, пред мертвою сестрой
Сотворив поклон земной,
Старший молвил: «Спи во гробе.
Вдруг погасла, жертвой злобе,
На земле твоя краса;
Дух твой примут небеса.
Нами ты была любима
И для милого хранима —
Не досталась никому,
Только гробу одному».

В тот же день царица злая,
Доброй вести ожидая,
Втайне зеркальце взяла
И вопрос свой задала:
«Я ль, скажи мне, всех милее,
Всех румяней и белее?»
И услышала в ответ:
«Ты, царица, спору нет,
Ты на свете всех милее,
Всех румяней и белее».

За невестою своей
Королевич Елисей
Между тем по свету скачет.
Нет как нет! Он горько плачет,
И кого ни спросит он,
Всем вопрос его мудрен;
Кто в глаза ему смеется,
Кто скорее отвернется;
К красну солнцу наконец
Обратился молодец.
«Свет наш солнышко! ты ходишь
Круглый год по небу, сводишь
Зиму с теплою весной,
Всех нас видишь под собой.
Аль откажешь мне в ответе?
Не видало ль где на свете
Ты царевны молодой?
Я жених ей».— «Свет ты мой,—
Красно солнце отвечало,—
Я царевны не видало.
Знать, ее в живых уж нет.
Разве месяц, мой сосед,
Где-нибудь ее да встретил
Или след ее заметил».

Темной ночки Елисей
Дождался в тоске своей.
Только месяц показался,
Он за ним с мольбой погнался.
«Месяц, месяц, мой дружок,
Позолоченный рожок!
Ты встаешь во тьме глубокой,
Круглолицый, светлоокий,
И, обычай твой любя,
Звезды смотрят на тебя.
Аль откажешь мне в ответе?
Не видал ли где на свете
Ты царевны молодой?
Я жених ей».— «Братец мой,—
Отвечает месяц ясный,—
Не видал я девы красной.
На стороже я стою
Только в очередь мою.
Без меня царевна видно
Пробежала».— «Как обидно!» —
Королевич отвечал.
Ясный месяц продолжал:
«Погоди; об ней, быть может,
Ветер знает. Он поможет.
Ты к нему теперь ступай,
Не печалься же, прощай».

Елисей, не унывая,
К ветру кинулся, взывая:
«Ветер, ветер! Ты могуч,
Ты гоняешь стаи туч,
Ты волнуешь сине море,
Всюду веешь на просторе.
Не боишься никого,
Кроме бога одного.
Аль откажешь мне в ответе?
Не видал ли где на свете
Ты царевны молодой?
Я жених ее».— «Постой,—
Отвечает ветер буйный,—
Там за речкой тихоструйной
Есть высокая гора,
В ней глубокая нора;
В той норе, во тьме печальной,
Гроб качается хрустальный
На цепях между столбов.
Не видать ничьих следов
Вкруг того пустого места,
В том гробу твоя невеста».

Ветер дале побежал.
Королевич зарыдал
И пошел к пустому месту
На прекрасную невесту
Посмотреть еще хоть раз.
Вот идет; и поднялась
Перед ним гора крутая;
Вкруг нее страна пустая;
Под горою темный вход.
Он туда скорей идет.
Перед ним, во мгле печальной,
Гроб качается хрустальный,
И в хрустальном гробе том
Спит царевна вечным сном.
И о гроб невесты милой
Он ударился всей силой.
Гроб разбился. Дева вдруг
Ожила. Глядит вокруг
Изумленными глазами,
И, качаясь над цепями,
Привздохнув, произнесла:
«Как же долго я спала!»
И встает она из гроба…
Ах!.. и зарыдали оба.
В руки он ее берет
И на свет из тьмы несет,
И, беседуя приятно,
В путь пускаются обратно,
И трубит уже молва:
Дочка царская жива!

Дома в ту пору без дела
Злая мачеха сидела
Перед зеркальцем своим
И беседовала с ним,
Говоря: «Я ль всех милее,
Всех румяней и белее?»
И услышала в ответ:
«Ты прекрасна, слова нет,
Но царевна все ж милее,
Все румяней и белее».
Злая мачеха, вскочив,
Об пол зеркальце разбив,
В двери прямо побежала
И царевну повстречала.
Тут ее тоска взяла,
И царица умерла.
Лишь ее похоронили,
Свадьбу тотчас учинили,
И с невестою своей
Обвенчался Елисей;
И никто с начала мира
Не видал такого пира;
Я там был, мед, пиво пил,
Да усы лишь обмочил.

Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях

Сказка рассказывает о прекрасной девушке, мать которой умирает сразу после родов. Царь-отец женится на красивой, но коварной мачехе. У новой королевны есть волшебное зеркальце, которое может разговаривать. Она задает ему один и тот же вопрос: «Кто на свете всех милее?». И однажды, зеркало говорит, что молодая царевна краше всех. В ярости королевна решает отправить падчерицу в лес  на съедение волкам. Чернавка пожалела царевну и не стала привязывать ее к дереву, а просто отпустила с темном лесу. И девушка, блуждая по лесу, наткнулась на терем, в котором жили семь богатырей…

Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях читать

Царь с царицею простился,
В путь-дорогу снарядился,
И царица у окна
Села ждать его одна.
Ждёт-пождёт с утра до ночи,
Смотрит в поле, инда очи
Разболелись, глядючи
С белой зори до ночи.
Не видать милого друга!
Только видит: вьётся вьюга,
Снег валится на поля,
Вся белёшенька земля.
Девять месяцев проходит,
С поля глаз она не сводит.
Вот в сочельник в самый, в ночь
Бог даёт царице дочь.
Рано утром гость желанный,
День и ночь так долго жданный,
Издалеча наконец
Воротился царь-отец.
На него она взглянула,
Тяжелёшенько вздохнула,
Восхищенья не снесла
И к обедне умерла.

Долго царь был неутешен,
Но как быть? и он был грешен;
Год прошёл, как сон пустой,
Царь женился на другой.

Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях - Пушкин А.С.
Правду молвить, молодица
Уж и впрямь была царица:
Высока, стройна, бела,
И умом и всем взяла;
Но зато горда, ломлива,
Своенравна и ревнива.
Ей в приданое дано
Было зеркальце одно;
Свойство зеркальце имело:
Говорить оно умело.

Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях

Время чтения: 14 мин.

Царь с царицею простился,

В путь-дорогу снарядился,

И царица у окна

Села ждать его одна.

Ждёт-пождёт с утра до ночи,

Смотрит в поле, инда очи

Разболелись, глядючи

С белой зори до ночи.

Не видать милого друга!

Только видит: вьётся вьюга,

Снег валится на поля,

Вся белёшенька земля.

Девять месяцев проходит,

С поля глаз она не сводит.

Вот в сочельник в самый, в ночь

Бог даёт царице дочь.

Рано утром гость желанный,

День и ночь так долго жданный,

Издалеча наконец

Воротился царь-отец.

На него она взглянула,

Тяжелёшенько вздохнула,

Восхищенья не снесла

И к обедне умерла.

Долго царь был неутешен,

Но как быть? и он был грешен;

Год прошёл, как сон пустой,

Царь женился на другой.

Правду молвить, молодица

Уж и впрямь была царица:

Высока, стройна, бела,

И умом и всем взяла;

Но зато горда, ломлива,

Своенравна и ревнива.

Ей в приданое дано

Было зеркальце одно;

Свойство зеркальце имело:

Говорить оно умело.

С ним одним она была

Добродушна, весела,

С ним приветливо шутила

И, красуясь, говорила:

“Свет мой, зеркальце! скажи,

Да всю правду доложи:

Я ль на свете всех милее,

Всех румяней и белее?”

И ей зеркальце в ответ:

“Ты, конечно, спору нет;

Ты, царица, всех милее,

Всех румяней и белее”.

И царица хохотать,

И плечами пожимать,

И подмигивать глазами,

И прищёлкивать перстами,

И вертеться подбочась,

Гордо в зеркальце глядясь.

Но царевна молодая,

Тихомолком расцветая,

Между тем росла, росла,

Поднялась – и расцвела,

Белолица, черноброва,

Нраву кроткого такого.

И жених сыскался ей,

Королевич Елисей.

Сват приехал, царь дал слово,

А приданое готово:

Семь торговых городов

Да сто сорок теремов.

На девичник собираясь,

Вот царица, наряжаясь

Перед зеркальцем своим,

Перемолвилася с ним:

“Я ль, скажи мне, всех милее,

Всех румяней и белее?”

Что же зеркальце в ответ?

“Ты прекрасна, спору нет;

Но царевна всех милее,

Всех румяней и белее”.

Как царица отпрыгнёт,

Да как ручку замахнёт,

Да по зеркальцу как хлопнет,

Каблучком-то как притопнет!..

“Ах ты, мерзкое стекло!

Это врёшь ты мне назло.

Как тягаться ей со мною?

Я в ней дурь-то успокою.

Вишь какая подросла!

И не диво, что бела:

Мать брюхатая сидела

Да на снег лишь и глядела!

Но скажи: как можно ей

Быть во всём меня милей?

Признавайся: всех я краше.

Обойди всё царство наше,

Хоть весь мир; мне ровной нет.

Так ли?” Зеркальце в ответ:

“А царевна всё ж милее,

Всё ж румяней и белее”.

Делать нечего. Она,

Чёрной зависти полна,

Бросив зеркальце под лавку,

Позвала к себе Чернавку

И наказывает ей,

Сенной девушке своей,

Весть царевну в глушь лесную

И, связав её, живую

Под сосной оставить там

На съедение волкам.

Черт ли сладит с бабой гневной?

Спорить нечего. С царевной

Вот Чернавка в лес пошла

И в такую даль свела,

Что царевна догадалась

И до смерти испугалась

И взмолилась: “Жизнь моя!

В чём, скажи, виновна я?

Не губи меня, девица!

А как буду я царица,

Я пожалую тебя”.

Та, в душе её любя,

Не убила, не связала,

Отпустила и сказала:

“Не кручинься, бог с тобой”.

А сама пришла домой.

“Что? – сказала ей царица. –

Где красавица девица?” –

“Там, в лесу, стоит одна, –

Отвечает ей она.-

Крепко связаны ей локти;

Попадётся зверю в когти,

Меньше будет ей терпеть,

Легче будет умереть”.

И молва трезвонить стала:

Дочка царская пропала!

Тужит бедный царь по ней.

Королевич Елисей,

Помолясь усердно богу,

Отправляется в дорогу

За красавицей душой,

За невестой молодой.

Но невеста молодая,

До зари в лесу блуждая,

Между тем всё шла да шла

И на терем набрела.

Ей навстречу пёс, залая,

Прибежал и смолк, играя.

В ворота вошла она,

На подворье тишина.

Пёс бежит за ней, ласкаясь,

А царевна, подбираясь,

Поднялася на крыльцо

И взялася за кольцо;

Дверь тихонько отворилась,

И царевна очутилась

В светлой горнице; кругом

Лавки, крытые ковром,

Под святыми стол дубовый,

Печь с лежанкой изразцовой.

Видит девица, что тут

Люди добрые живут;

Знать, не будет ей обидно! –

Никого меж тем не видно.

Дом царевна обошла,

Всё порядком убрала,

Засветила богу свечку,

Затопила жарко печку,

На полати взобралась

И тихонько улеглась.

Час обеда приближался,

Топот по двору раздался:

Входят семь богатырей,

Семь румяных усачей.

Старший молвил: “Что за диво!

Всё так чисто и красиво.

Кто-то терем прибирал

Да хозяев поджидал.

Кто же? Выдь и покажися,

С нами честно подружися.

Коль ты старый человек,

Дядей будешь нам навек.

Коли парень ты румяный,

Братец будешь нам названый.

Коль старушка, будь нам мать,

Так и станем величать.

Коли красная девица,

Будь нам милая сестрица”.

И царевна к ним сошла,

Честь хозяям отдала,

В пояс низко поклонилась;

Закрасневшись, извинилась,

Что-де в гости к ним зашла,

Хоть звана и не была.

Вмиг по речи те опознали,

Что царевну принимали;

Усадили в уголок,

Подносили пирожок;

Рюмку полну наливали,

На подносе подавали.

От зелёного вина

Отрекалася она;

Пирожок лишь разломила

Да кусочек прикусила

И с дороги отдыхать

Отпросилась на кровать.

Отвели они девицу

Вверх, во светлую светлицу,

И оставили одну

Отходящую ко сну.

День за днём идёт, мелькая,

А царевна молодая

Всё в лесу; не скучно ей

У семи богатырей.

Перед утренней зарёю

Братья дружною толпою

Выезжают погулять,

Серых уток пострелять,

Руку правую потешить,

Сорочина в поле спешить,

Иль башку с широких плеч

У татарина отсечь,

Или вытравить из леса

Пятигорского черкеса.

А хозяюшкой она

В терему меж тем одна

Приберёт и приготовит.

Им она не прекословит,

Не перечат ей они.

Так идут за днями дни.

Братья милую девицу

Полюбили. К ней в светлицу

Раз, лишь только рассвело,

Всех их семеро вошло.

Старший молвил ей: “Девица,

Знаешь: всем ты нам сестрица,

Всех нас семеро, тебя

Все мы любим, за себя

Взять тебя мы все бы ради,

Да нельзя, так, бога ради,

Помири нас как-нибудь:

Одному женою будь,

Прочим ласковой сестрою.

Что ж качаешь головою?

Аль отказываешь нам?

Аль товар не по купцам?”

“Ой, вы, молодцы честные,

Братцы вы мои родные, –

Им царевна говорит, –

Коли лгу, пусть бог велит

Не сойти живой мне с места.

Как мне быть? ведь я невеста.

Для меня вы все равны,

Все удалы, все умны,

Всех я вас люблю сердечно;

Но другому я навечно

Отдана. Мне всех милей

Королевич Елисей”.

Братья молча постояли

Да в затылке почесали.

“Спрос не грех. Прости ты нас, –

Старший молвил поклонясь. –

Коли так, не заикнуся

Уж о том”. – “Я не сержуся, –

Тихо молвила она, –

И отказ мой не вина”.

Женихи ей поклонились,

Потихоньку удалились,

И согласно все опять

Стали жить да поживать.

Между тем царица злая,

Про царевну вспоминая,

Не могла простить её,

А на зеркальце своё

Долго дулась и сердилась:

Наконец об нём хватилась

И пошла за ним, и, сев

Перед ним, забыла гнев,

Красоваться снова стала

И с улыбкою сказала:

“Здравствуй, зеркальце! скажи,

Да всю правду доложи:

Я ль на свете всех милее,

Всех румяней и белее?”

И ей зеркальце в ответ:

“Ты прекрасна, спору нет;

Но живёт без всякой славы,

Средь зелёныя дубравы,

У семи богатырей

Та, что всё ж тебя милей”.

И царица налетела

На Чернавку: “Как ты смела

Обмануть меня? и в чём!..”

Та призналася во всём:

Так и так. Царица злая,

Ей рогаткой угрожая,

Положила иль не жить,

Иль царевну погубить.

Раз царевна молодая,

Милых братьев поджидая,

Пряла, сидя под окном.

Вдруг сердито под крыльцом

Пёс залаял, и девица

Видит: нищая черница

Ходит по двору, клюкой

Отгоняя пса. “Постой.

Бабушка, постой немножко, –

Ей кричит она в окошко, –

Пригрожу сама я псу

И кой-что тебе снесу”.

Отвечает ей черница:

“Ох ты, дитятко девица!

Пёс проклятый одолел,

Чуть до смерти не заел.

Посмотри, как он хлопочет!

Выдь ко мне”. – Царевна хочет

Выйти к ней и хлеб взяла,

Но с крылечка лишь сошла,

Пёс ей под ноги – и лает

И к старухе не пускает;

Лишь пойдёт старуха к ней,

Он, лесного зверя злей,

На старуху. Что за чудо?

“Видно, выспался он худо, –

Ей царевна говорит. –

На ж, лови!” – и хлеб летит.

Старушонка хлеб поймала;

“Благодарствую, – сказала, –

Бог тебя благослови;

Вот за то тебе, лови!”

И к царевне наливное,

Молодое, золотое,

Прямо яблочко летит…

Пёс как прыгнет, завизжит…

Но царевна в обе руки

Хвать – поймала. “Ради скуки

Кушай яблочко, мой свет.

Благодарствуй за обед…” –

Старушоночка сказала,

Поклонилась и пропала…

И с царевной на крыльцо

Пёс бежит и ей в лицо

Жалко смотрит, грозно воет,

Словно сердце пёсье ноет,

Словно хочет ей сказать:

Брось! – Она его ласкать,

Треплет нежною рукою:

“Что, Соколко, что с тобою?

Ляг!” – ив комнату вошла,

Дверь тихонько заперла,

Под окно за пряжу села

Ждать хозяев, а глядела

Всё на яблоко. Оно

Соку спелого полно,

Так свежо и так душисто,

Так румяно-золотисто,

Будто мёдом налилось!

Видны семечки насквозь…

Подождать она хотела

До обеда; не стерпела,

В руки яблочко взяла,

К алым губкам поднесла,

Потихоньку прокусила

И кусочек проглотила…

Вдруг она, моя душа,

Пошатнулась не дыша,

Белы руки опустила,

Плод румяный уронила,

Закатилися глаза,

И она под образа

Головой на лавку пала

И тиха, недвижна стала…

Братья в ту пору домой

Возвращалися толпой

С молодецкого разбоя.

Им навстречу, грозно воя,

Пёс бежит и ко двору

Путь им кажет. “Не к добру! –

Братья молвили, – печали

Не минуем”. Прискакали,

Входят, ахнули. Вбежав,

Пёс на яблоко стремглав

С лаем кинулся, озлился

Проглотил его, свалился

И издох. Напоено

Было ядом, знать, оно.

Перед мёртвою царевной

Братья в горести душевной

Все поникли головой

И с молитвою святой

С лавки подняли, одели,

Хоронить её хотели

И раздумали. Она,

Как под крылышком у сна,

Так тиха, свежа лежала,

Что лишь только не дышала.

Ждали три дня, но она

Не восстала ото сна.

Сотворив обряд печальный,

Вот они во гроб хрустальный

Труп царевны молодой

Положили – и толпой

Понесли в пустую гору,

И в полуночную пору

Гроб её к шести столбам

На цепях чугунных там

Осторожно привинтили

И решёткой оградили;

И, пред мёртвою сестрой

Сотворив поклон земной,

Старший молвил: “Спи во гробе;

Вдруг погасла, жертвой злобе,

На земле твоя краса;

Дух твой примут небеса.

Нами ты была любима

И для милого хранима –

Не досталась никому,

Только гробу одному”.

В тот же день царица злая,

Доброй вести ожидая,

Втайне зеркальце взяла

И вопрос свой задала:

“Я ль, скажи мне, всех милее,

Всех румяней и белее?”

И услышала в ответ:

“Ты, царица, спору нет,

Ты на свете всех милее,

Всех румяней и белее”.

За невестою своей

Королевич Елисей

Между тем по свету скачет.

Нет как нет! Он горько плачет,

И кого ни спросит он,

Всем вопрос его мудрён;

Кто в глаза ему смеётся,

Кто скорее отвернётся;

К красну солнцу наконец

Обратился молодец:

“Свет наш солнышко! Ты ходишь

Круглый год по небу, сводишь

Зиму с тёплою весной,

Всех нас видишь под собой.

Аль откажешь мне в ответе?

Не видало ль где на свете

Ты царевны молодой?

Я жених ей”. – “Свет ты мой, –

Красно солнце отвечало, –

Я царевны не видало.

Знать, её в живых уж нет.

Разве месяц, мой сосед,

Где-нибудь её да встретил

Или след её заметил”.

Тёмной ночки Елисей

Дождался в тоске своей.

Только месяц показался,

Он за ним с мольбой погнался.

“Месяц, месяц, мой дружок,

Позолоченный рожок!

Ты встаёшь во тьме глубокой,

Круглолицый, светлоокий,

И, обычай твой любя,

Звёзды смотрят на тебя.

Аль откажешь мне в ответе?

Не видал ли где на свете

Ты царевны молодой?

Я жених ей”. – “Братец мой, –

Отвечает месяц ясный, –

Не видал я девы красной.

На стороже я стою

Только в очередь мою.

Без меня царевна, видно,

Пробежала”. – “Как обидно!” –

Королевич отвечал.

Ясный месяц продолжал:

“Погоди; об ней, быть может,

Ветер знает. Он поможет.

Ты к нему теперь ступай,

Не печалься же, прощай”.

Елисей, не унывая,

К ветру кинулся, взывая:

“Ветер, ветер! Ты могуч,

Ты гоняешь стаи туч,

Ты волнуешь сине море,

Всюду веешь на просторе,

Не боишься никого,

Кроме бога одного.

Аль откажешь мне в ответе?

Не видал ли где на свете

Ты царевны молодой?

Я жених её”. – “Постой, –

Отвечает ветер буйный, –

Там за речкой тихоструйной

Есть высокая гора,

В ней глубокая нора;

В той норе, во тьме печальной,

Гроб качается хрустальный

На цепях между столбов.

Не видать ничьих следов

Вкруг того пустого места;

В том гробу твоя невеста”.

Ветер дале побежал.

Королевич зарыдал

И пошёл к пустому месту,

На прекрасную невесту

Посмотреть ещё хоть раз.

Вот идёт, и поднялась

Перед ним гора крутая;

Вкруг неё страна пустая;

Под горою тёмный вход.

Он туда скорей идёт.

Перед ним, во мгле печальной,

Гроб качается хрустальный,

И в хрустальном гробе том

Спит царевна вечным сном.

И о гроб невесты милой

Он ударился всей силой.

Гроб разбился. Дева вдруг

Ожила. Глядит вокруг

Изумлёнными глазами;

И, качаясь над цепями,

Привздохнув, произнесла:

“Как же долго я спала!”

И встаёт она из гроба…

Ах!.. и зарыдали оба.

В руки он её берёт

И на свет из тьмы несёт,

И, беседуя приятно,

В путь пускаются обратно,

И трубит уже молва:

Дочка царская жива! 

Дома в ту пору без дела

Злая мачеха сидела

Перед зеркальцем своим

И беседовала с ним,

Говоря: “Я ль всех милее,

Всех румяней и белее?”

И услышала в ответ:

“Ты прекрасна, слова нет,

Но царевна всё ж милее,

Всё румяней и белее”.

Злая мачеха, вскочив,

Об пол зеркальце разбив,

В двери прямо побежала

И царевну повстречала.

Тут её тоска взяла,

И царица умерла.

Лишь её похоронили,

Свадьбу тотчас учинили,

И с невестою своей

Обвенчался Елисей;

И никто с начала мира

Не видал такого пира;

Я там был, мёд, пиво пил,

Да усы лишь обмочил.

Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях читать онлайн | Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях картинки

Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях читать онлайн интересно, потому что украшена красивыми картинками. Эта сказка написана русским сказочником. А. С. Пушкин написал еще много интересных сказок, которые можно посмотреть здесь.

Вашему чтению представлена Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях. Читать онлайн для детей удобно, если есть большие красивые картинки, которые передают содержание сказки.

Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях

читать онлайн с картинками для детей

Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях картинки

 

Царь с царицею простился,

1

В путь-дорогу снарядился,
И царица у окна
Села ждать его одна.

Ждет-пождет с утра до ночи,

Смотрит в поле, инда очи

Разболелись глядючи

С белой зори до ночи;

Не видать милого друга!

Только видит: вьется вьюга,

Снег валится на поля,

Вся белешенька земля.

Девять месяцев проходит,

С поля глаз она не сводит.

Вот в сочельник в самый, в ночь

Бог дает царице дочь.

Рано утром гость желанный,

День и ночь так долго жданный,

Издалеча наконец

Воротился царь-отец.

На него она взглянула,

Тяжелешенько вздохнула,

Восхищенья не снесла,

И к обедне умерла.

2

Долго царь был неутешен,

Но как быть? и он был грешен;
Год прошел как сон пустой,
Царь женился на другой.

Правду молвить, молодица

Уж и впрямь была царица:

Высока, стройна, бела,

И умом и всем взяла;

Но зато горда, ломлива,

Своенравна и ревнива.

Ей в приданое дано

Было зеркальце одно;

Свойство зеркальце имело:

Говорить оно умело.

С ним одним она была

Добродушна, весела,

С ним приветливо шутила

И красуясь говорила:

„Свет мой, зеркальце! скажи,

Да всю правду доложи:

3

Я ль на свете всех милее,

Всех румяней и белее?“

И ей зеркальце в ответ:

„Ты, конечно, спору нет;

Ты, царица, всех милее,

Всех румяней и белее“.

И царица хохотать,

И плечами пожимать,

И подмигивать глазами,

И прищелкивать перстами,

И вертеться подбочась,

Гордо в зеркальце глядясь.

Но царевна молодая,
Тихомолком расцветая,
Между тем росла, росла,
Поднялась — и расцвела,

Белолица, черноброва,

Нраву кроткого такого.

И жених сыскался ей,

Королевич Елисей.

Сват приехал, царь дал слово,

А приданое готово:

Семь торговых городов,

Да сто сорок теремов.

4

На девичник собираясь,

Вот царица наряжаясь
Перед зеркальцем своим,
Перемолвилася с ним:

„Я ль, скажи мне, всех милее,

Всех румяней и белее?“

Что же зеркальце в ответ?

„Ты прекрасна, спору нет;

Но царевна всех милее,

Всех румяней и белее“.

Как царица отпрыгнет,

Да как ручку замахнет,

Да по зеркальцу как хлопнет,

Каблучком-то как притопнет!…

„Ax ты, мерзкое стекло!

Это врешь ты мне на зло.

Как тягаться ей со мною?

Я в ней дурь-то успокою.

Вишь какая подросла!

И не диво, что бела: —

Мать брюхатая сидела,

5

Да на снег лишь и глядела!

Но скажи: как можно ей

Быть во всем меня милей?

Признавайся: всех я краше.

Обойди всё царство наше,

Хоть весь мир; мне ровной нет.

Так ли?“ Зеркальце в ответ:

„А царевна всё ж милее,

Всё ж румяней и белее“.

Делать нечего. Она,

Черной зависти полна,

Бросив зеркальце под лавку,

Позвала к себе Чернавку,

И наказывает ей,

Сенной девушке своей,

Весть царевну в глушь лесную

И, связав ее, живую

Под сосной оставить там

На съедение волкам.

6

Чорт ли сладит с бабой гневной?
Спорить нечего. С царевной
Вот Чернавка в лес пошла
И в такую даль свела,

Что царевна догадалась,

И до смерти испугалась,

И взмолилась: „Жизнь моя!

В чем, скажи, виновна я?

Не губи меня, девица!

А как буду я царица,

Я пожалую тебя“.

Та, в душе ее любя,

Не убила, не связала,

Отпустила и сказала:

„Не кручинься, бог с тобой“.

А сама пришла домой.

„Что? — сказала ей царица, —

Где красавица-девица?“

— „Там, в лесу, стоит одна, —

Отвечает ей она. —

7

Крепко связаны ей локти;

Попадется зверю в когти,

Меньше будет ей терпеть,

Легче будет умереть“.

молва трезвонить стала:
Дочка царская пропала!
Тужит бедный царь по ней,
Королевич Елисей,

Помолясь усердно богу,

Отправляется в дорогу

За красавицей-душой,

За невестой молодой.

Но невеста молодая,
До зари в лесу блуждая,
Между тем всё шла да шла
И на терем набрела.

Ей на встречу пес, залая,

Прибежал и смолк, играя.

В ворота вошла она —

На подворье тишина.

Пес бежит за ней, ласкаясь,

А царевна, подбираясь,

Поднялася на крыльцо

8

И взялася за кольцо;

Дверь тихонько отворилась,

И царевна очутилась

В светлой горнице; кругом

Лавки, крытые ковром,

Под святыми стол дубовый,

Печь с лежанкой изразцовой.

Видит девица, что тут

Люди добрые живут;

Знать, не будет ей обидно! —

Никого меж тем не видно.

Дом царевна обошла,

Всё порядком убрала,

Засветила богу свечку,

Затопила жарко печку,

На полати взобралась

И тихонько улеглась.

9

Час обеда приближался,
Топот по двору раздался:
Входят семь богатырей,
Семь румяных усачей.

Старший молвил: „Что за диво!

Всё так чисто и красиво.

Кто-то терем прибирал,

Да хозяев поджидал.

Кто же? Выдь и покажися,

С нами честно подружися.

Коль ты старый человек,

Дядей будешь нам навек.

Коли парень ты румяный,

Братец будешь нам названый.

Коль старушка, будь нам мать,

Так и станем величать.

Коли красная девица,

Будь нам милая сестрица“.

10

царевна к ним сошла,
Честь хозяям отдала,
В пояс низко поклонилась;
Закрасневшись, извинилась,

Что-де в гости к ним зашла,

Хоть звана и не была.

Вмиг по речи те спознали,

Что царевну принимали;

Усадили в уголок,

Подносили пирожок;

Рюмку полну наливали,

На подносе подавали.

От зеленого вина

Отрекалася она;

Пирожок лишь разломила,

Да кусочек прикусила,

И с дороги отдыхать

Отпросилась на кровать.

Отвели они девицу

Вверх во светлую светлицу,

И оставили одну

Отходящую ко сну.

11

День за днем идет, мелькая,
А царевна молодая
Всё в лесу; не скучно ей
У семи богатырей.

Перед утренней зарею

Братья дружною толпою

Выезжают погулять,

Серых уток пострелять,

Руку правую потешить,

Сорочина в поле спешить,

Иль башку с широких плеч

У татарина отсечь,

Или вытравить из леса

Пятигорского черкеса.

А хозяюшкой она

В терему меж тем одна

Приберет и приготовит.

Им она не прекословит,

Не перечут ей они.

Так идут за днями дни.

12

Братья милую девицу
Полюбили. К ней в светлицу
Раз, лишь только рассвело,
Всех их семеро вошло.

Старший молвил ей: „Девица,

Знаешь: всем ты нам сестрица,

Всех нас семеро, тебя

Все мы любим, за себя

Взять тебя мы все бы ради,

Да нельзя, так бога ради,

Помири нас как нибудь:

Одному женою будь,

Прочим ласковой сестрою.

Что ж качаешь головою?

Аль отказываешь нам?

Аль товар не по купцам?“

13

Ой вы, молодцы честные,
Братцы вы мои родные, —
Им царевна говорит: —
Коли лгу, пусть бог велит

Не сойти живой мне с места.

Как мне быть? ведь я невеста.

Для меня вы все равны,

Все удалы, все умны,

Всех я вас люблю сердечно;

Но другому я навечно

Отдана. Мне всех милей

Королевич Елисей“.

 

Братья молча постояли,

14

Да в затылке почесали.
„Спрос не грех. Прости ты нас,
Старший молвил поклонясь: —

Коли так, не заикнуся

Уж о том“. — „Я не сержуся, —

Тихо молвила она: —

И отказ мой не вина“.

Женихи ей поклонились,

Потихоньку удалились,

И согласно все опять

Стали жить да поживать.

 

 

Между тем царица злая,
Про царевну вспоминая,
Не могла простить ее,
А на зеркальце свое

15

Долго дулась и сердилась;

Наконец об нем хватилась

И пошла за ним, и сев

Перед ним, забыла гнев,

Красоваться снова стала

И с улыбкою сказала:

„Здравствуй, зеркальце! скажи,

Да всю правду доложи:

Я ль на свете всех милее,

Всех румяней и белее?“

И ей зеркальце в ответ:

„Ты прекрасна, спору нет;

Но живет без всякой славы,

Средь зеленыя дубравы,

16

У семи богатырей

Та, что всё ж тебя милей“.

И царица налетела

На Чернавку: „Как ты смела

Обмануть меня? и в чем!…

Та призналася во всем:

Так и так. Царица злая,

Ей рогаткой угрожая,

Положила иль не жить,

Иль царевну погубить.

Раз царевна молодая,
Милых братьев поджидая,
Пряла, сидя под окном.
Вдруг сердито под крыльцом

Пес залаял, и девица

Видит: нищая черница

Ходит по двору, клюкой

Отгоняя пса. „Постой,

Бабушка, постой немножко, —

Ей кричит она в окошко: —

Пригрожу сама я псу

17

И кой-что тебе снесу“.

Отвечает ей черница:

„Ох ты, дитятко девица!

Пес проклятый одолел,

Чуть до смерти не заел.

Посмотри, как он хлопочет!

Выдь ко мне“. — Царевна хочет

Выдти к ней и хлеб взяла,

Но с крылечка лишь сошла,

Пес ей под ноги — и лает,

И к старухе не пускает;

Лишь пойдет старуха к ней,

Он, лесного зверя злей,

На старуху. „Что за чудо?

Видно, выспался он худо, —

Ей царевна говорит: —

На ж, лови!“ — и хлеб летит.

Старушонка хлеб поймала;

„Благодарствую, — сказала, —

Бог тебя благослови;

18

Вот за то тебе, лови!“

И к царевне наливное,

Молодое, золотое,

Прямо яблочко летит….

Пес как прыгнет, завизжит…..

Но царевна в обе руки

Хвать — поймала. „Ради скуки

Кушай яблочко, мой свет —

Благодарствуй за обед….“ —

Старушоночка сказала,

Поклонилась и пропала

И с царевной на крыльцо

Пес бежит и ей в лицо

Жалко смотрит, грозно воет,

Словно сердце песье ноет,

Словно хочет ей сказать:

Брось! — Она его ласкать,

19

Треплет нежною рукою;

„Что, Соколко, что с тобою?

Ляг!“ — и в комнату вошла,

Дверь тихонько заперла,

Под окно за пряжу села

Ждать хозяев, а глядела

Всё на яблоко. Оно

Соку спелого полно,

Так свежо и так душисто,

Так румяно-золотисто,

Будто медом налилось!

Видны семечки на сквозь

Подождать она хотела

До обеда; не стерпела,

В руки яблочко взяла,

К алым губкам поднесла,

Потихоньку прокусила,

И кусочек проглотила….

Вдруг она, моя душа,

Пошатнулась не дыша,

Белы руки опустила,

Плод румяный уронила,

Закатилися глаза,

И она под образа

Головой на лавку пала

И тиха, недвижна стала

20

Братья в ту пору домой
Возвращалися толпой
С молодецкого разбоя,
Им на встречу, грозно воя,

Пес бежит и ко двору

Путь им кажет. „Не к добру! —

Братья молвили: — печали

Не минуем“. Прискакали,

Входят — ахнули. Вбежав,

Пес на яблоко стремглав

С лаем кинулся, озлился,

Проглотил его, свалился

И издох. Напоено

Было ядом знать оно.

Перед мертвою царевной

Братья в горести душевной

21

Все поникли головой,

И с молитвою святой

С лавки подняли, одели,

Хоронить ее хотели

И раздумали. Она,

Как под крылышком у сна,

Так тиха, свежа лежала,

Что лишь только не дышала.

Ждали три дня, но она

Не восстала ото сна.

Сотворив обряд печальный,

Вот они во гроб хрустальный

Труп царевны молодой

Положили — и толпой

Понесли в пустую гору,

И в полуночную пору

Гроб ее к шести столбам

На цепях чугунных там

Осторожно привинтили

И решеткой оградили —

И, пред мертвою сестрой

Сотворив поклон земной,

Старший молвил: „Спи во гробе;

Вдруг погасла, жертвой злобе,

На земле твоя краса;

22

Дух твой примут небеса.

Нами ты была любима

И для милого хранима —

Не досталась никому,

Только гробу одному“.

тот же день царица злая,
Доброй вести ожидая,
Втайне зеркальце взяла
И вопрос свой задала:

„Я ль, скажи мне, всех милее,

Всех румяней и белее?“

И услышала в ответ:

„Ты, царица, спору нет,

Ты на свете всех милее

22

Всех румяней и белее“.

За невестою своей
Королевич Елисей
Между тем по свету скачет.
Нет как нет! Он горько плачет,

И кого ни спросит он,

Всем вопрос его мудрен;

Кто в глаза ему смеется,

Кто скорее отвернется;

К красну солнцу наконец

Обратился молодец.

„Свет наш солнышко! Ты ходишь

Круглый год по небу, сводишь

Зиму с теплою весной,

Всех нас видишь под собой.

Аль откажешь мне в ответе?

Не видало ль где на свете

23

Ты царевны молодой?

Я жених ей“. — „Свет ты мой, —

Красно солнце отвечало: —

Я царевны не видало.

Знать ее в живых уж нет.

Разве месяц, мой сосед,

Где-нибудь ее да встретил

Или след ее заметил“.

Темной ночки Елисей
Дождался в тоске своей.
Только месяц показался,
Он за ним с мольбой погнался.

„Месяц, месяц, мой дружок,

Позолоченый рожок!

Ты встаешь во тьме глубокой,

Круглолицый, светлоокой,

И, обычай твой любя,

Звезды смотрят на тебя.

Аль откажешь мне в ответе?

Не видал ли где на свете

Ты царевны молодой?

Я жених ей“. — „Братец мой,

Отвечает месяц ясный: —

Не видал я девы красной.

На стороже я стою

Только в очередь мою.

Без меня царевна видно

Пробежала“. — „Как обидно!“ —

Королевич отвечал.

Ясный месяц продолжал:

„Погоди; об ней быть может

Ветер знает. Он поможет.

Ты к нему теперь ступай,

24

Не печалься же, прощай“.

Елисей, не унывая,
К ветру кинулся, взывая:
„Ветер, ветер! Ты могуч,
Ты гоняешь стаи туч,

Ты волнуешь сине море,

Всюду веешь на просторе,

Не боишься никого,

Кроме бога одного.

Аль откажешь мне в ответе?

Не видал ли где на свете

Ты царевны молодой?

Я жених ее“. — „Постой, —

Отвечает ветер буйный: —

Там за речкой тихоструйной

Есть высокая гора,

В ней глубокая нора;

В той норе, во тьме печальной,

Гроб качается хрустальный

На цепях между столбов.

Не видать ничьих следов

Вкруг того пустого места;

В том гробу твоя невеста“.

25

Ветер дале побежал.
Королевич зарыдал,
И пошел к пустому месту,
На прекрасную невесту

Посмотреть еще хоть раз.

Вот идет; и поднялась

Перед ним гора крутая;

Вкруг нее страна пустая;

Под горою темный вход.

Он туда скорей идет.

Перед ним, во мгле печальной,

Гроб качается хрустальный,

И в хрустальном гробе том

Спит царевна вечным сном.

И о гроб невесты милой

Он ударился всей силой.

Гроб разбился. Дева вдруг

Ожила. Глядит вокруг

26

Изумленными глазами,

И, качаясь над цепями,

Привздохнув, произнесла:

„Как же долго я спала!“

И встает она из гроба

Ах!… и зарыдали оба.

В руки он ее берет

И на свет из тьмы несет,

И, беседуя приятно,

В путь пускаются обратно,

И трубит уже молва:

Дочка царская жива!

Дома в ту пору без дела

27

Злая мачеха сидела
Перед зеркальцем своим
И беседовала с ним,

Говоря: „Я ль всех милее,

Всех румяней и белее?“

И услышала в ответ:

„Ты прекрасна, слова нет,

Но царевна всё ж милее,

Всё румяней и белее“.

Злая мачеха, вскочив,

Об пол зеркальце разбив,

В двери прямо побежала

И царевну повстречала.

Тут ее тоска взяла,

И царица умерла.

Лишь ее похоронили,

Свадьбу тотчас учинили,

И с невестою своей

Обвенчался Елисей;

И никто с начала мира

Не видал такого пира;

Я там был, мед, пиво пил,

Да усы лишь обмочил.

Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях в картинках читать онлайн

 

 Вы прочитали:  Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях. Надеемся, что вам понравилась сказка и картинки.

VN:F [1.9.8_1114]

Rating: 4.4/5 (69 votes cast)

VN:F [1.9.8_1114]

Rating: +24 (from 44 votes)

Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях читать онлайн, 4.4 out of 5 based on 69 ratings

Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях |

























  • Проза
    • Абрамов Федор Александрович
    • Авдюгин Александр, протоиерей
    • Абрамцева Наталья Корнельевна
    • Аверченко Аркадий Тимофеевич
    • Агафонов Николай, протоиерей
    • Агриков Тихон, архимандрит
    • Аксаков Сергей Тимофеевич
    • Александра Феодоровна, страстотерпица
    • Александрова Татьяна Ивановна
    • Алексиевич Светлана Александровна
    • Алешина Марина
    • Альшиц Даниил Натанович
    • Андерсен Ганс Христиан
    • Анненская Александра Никитична
    • Арджилли Марчелло
    • Арцыбушев Алексей Петрович
    • Астафьев Виктор Петрович
    • Афанасьев Лазарь, монах
    • Ахиллеос Савва, архимандрит
    • Бажов Павел Петрович
    • Балашов Виктор Сергеевич
    • Балинт Агнеш
    • Барри Джеймс Мэтью
    • Барсуков Тихон, иеромонах
    • Баруздин Сергей Алексеевич
    • Бахревский Владислав Анатольевич
    • Белов Василий Иванович
    • Бернанос Жорж
    • Бернетт Фрэнсис Элиза
    • Бианки Виталий Валентинович
    • Бирюков Валентин, протоиерей
    • Блохин Николай Владимирович
    • Бонд Майкл
    • Борзенко Алексей
    • Бородин Леонид Иванович
    • Брэдбери Рэй Дуглас
    • Булгаков Михаил Афанасьевич
    • Булгаков Сергей, протоиерей
    • Булгаковский Дмитрий, протоиерей
    • Бунин Иван Алексеевич
    • Буслаев Федор Иванович
    • Бьюкенен Патрик Дж.
    • Варламов Алексей Николаевич
    • Веселовская Надежда Владимировна
    • Вехова Марианна Базильевна
    • Вильгерт Владимир, священник
    • Водолазкин Евгений
    • Вознесенская Юлия Николаевна
    • Волков Олег Васильевич
    • Волкова Наталия
    • Волос Андрей Германович
    • Воробьёв Владимир, протоиерей
    • Вурмбрандт Рихард
    • Гальего Рубен
    • Ганаго Борис Александрович
    • Гауф Вильгельм
    • Геворков Валерий
    • Гиляров-Платонов Никита Петрович
    • Гинзбург Евгения Соломоновна
    • Гоголь Николай Васильевич
    • Головкина Ирина
    • Гончаров Иван Александрович
    • Горбунов Алексей Александрович
    • Горшков Александр Касьянович
    • Горький Алексей Максимович
    • Гофман Эрнст
    • Грибоедов Александр Сергеевич
    • Грин Александр Степанович
    • Грин Грэм
    • Громов Александр Витальевич
    • Груздев Павел, архимандрит
    • Губанов Владимир Алексеевич
    • Гумеров Иов, иеромонах
    • Гэллико Пол
    • Даль Владимир
    • Данилов Александр
    • Дворкин Александр Леонидович
    • Дворцов Василий Владимирович
    • Девятова Светлана
    • Дёмышев Александр Васильевич
    • Десницкий Андрей Сергеевич
    • Дефо Даниэль
    • ДиКамилло Кейт
    • Диккенс Чарльз
    • Домбровский Юрий Осипович
    • Донских Александр Сергеевич
    • Достоевский Федор Михайлович
    • Дохторова Мария, схиигумения
    • Драгунский Виктор Юзефович
    • Дунаев Михаил Михайлович
    • Дьяченко Александр, священник
    • Екимов Борис Петрович
    • Ермолай-Еразм
    • Ершов Петр Павлович
    • Жизнеописания
    • Жильяр Пьер
    • Зайцев Борис Константинович
    • Зелинская Елена Константиновна
    • Зенкова Еликонида Федоровна
    • Знаменский Георгий Александрович
    • Зоберн Владимир Михайлович
    • Игумен N
    • Ильин Иван Александрович
    • Ильюнина Людмила Александровна
    • Имшенецкая Маргарита Викторовна
    • Ирзабеков Василий (Фазиль)
    • Казаков Юрий Павлович
    • Каледа Глеб, протоиерей
    • Каткова Вера
    • Катышев Геннадий
    • Кервуд Джеймс Оливер
    • Керсновская Евфросиния Антоновна
    • Киселева Татьяна Васильевна
    • Кисляков Спиридон, архимандрит
    • Козлов Сергей Сергеевич
    • Кокухин Николай Петрович
    • Колупаев Вадим
    • Константинов Димитрий, протоиерей
    • Королева Вера Викторовна
    • Короленко Владимир Галактионович
    • Корхова Виктория
    • Корчак Януш
    • Кочергин Эдуард Степанович
    • Краснов Петр Николаевич
    • Краснов-Левитин Анатолий Эммануилович
    • Краснова Татьяна Викторовна
    • Кривошеина Ксения Игоревна
    • Кристус Петрус
    • Крифт Питер
    • Кронин Арчибальд Джозеф
    • Кропотов Роман, иеромонах
    • Круглов Александр Васильевич
    • Крупин Владимир Николаевич
    • Куприн Александр Иванович
    • Кучмаева Изольда Константиновна
    • Лагерлёф Сельма
    • Ларионов Виктор Александрович
    • Лебедев Владимир Петрович
    • Леонтьев Дмитрий Борисович
    • Леонтьев Константин Николаевич
    • Лепешинская Феофила, игумения
    • Лесков Николай Семенович
    • Либенсон Христина
    • Линдгрен Астрид
    • Литвак Илья
    • Лихачёв Виктор Васильевич
    • Лукашевич Клавдия Владимировна
    • Льюис Клайв Стейплз
    • Люкимсон Петр Ефимович
    • Лялин Валерий Николаевич
    • Макаров Михаил
    • Макдональд Джордж
    • Макрис Дионисиос
    • Максимов Владимир Емельянович
    • Максимов Юрий Валерьевич
    • Малахова Лилия
    • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович
    • Мельников Николай Алексеевич
    • Мельников Федор Ефимович
    • Мельников-Печерский Павел Иванович
    • Милн Алан Александр
    • Мицов Георгий, священник
    • Монах святогорец
    • Муртазов Никон, иеродиакон
    • Назаренко Павел
    • Недоспасова Татьяна Андреевна
    • Немирович-Данченко Василий И.
    • Никитин Августин, архимандрит
    • Никифоров–Волгин Василий А.
    • Николаев Виктор Николаевич
    • Николаева Олеся Александровна
    • Нилус Сергей
    • Носов Евгений Иванович
    • Нотин Александр Иванович
    • Оберучева Амвросия, монахиня
    • Павлов Олег Олегович
    • Павлова Нина
    • Пантелеев Л.
    • Панцерева Елена
    • Парамонов Николай, игумен
    • Паустовский Константин Георгиевич
    • Пестов Николай Евграфович
    • Попов Меркурий, монах
    • Поповский Марк Александрович
    • Портер Элионор
    • Поселянин Евгений Николаевич
    • Потапенко Игнатий Николаевич
    • Прочие авторы
    • Пушкин Александр Сергеевич
    • Пыльнева Галина Александровна
    • Рак Павле
    • Раковалис Афанасий
    • Распутин Валентин Григорьевич
    • Ремизов Алексей Михайлович
    • Робсман Виктор
    • Рогалева Ирина
    • Рожков Владимир, протоиерей
    • Рожнева Ольга Леонидовна
    • Россиев Павел Амплиевич
    • Рыбакова Светлана Николаевна
    • Савельев Дмитрий Сергеевич
    • Савечко Максим Богданович
    • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович
    • Санин Варнава, монах
    • Сараджишвили Мария
    • Свенцицкий Валентин, протоиерей
    • Сегень Александр Юрьевич
    • Сегюр Софья Фёдоровна
    • Секретарев Тихон, архимандрит
    • Сент-Джон Патриция
    • Сент-Экзюпери Антуан
    • Сергейчук Алина Борисовна
    • Скоробогатько Наталия Владимировна
    • Смоленский Николай Иванович
    • Снегирев Иван Михайлович
    • Соколова Александра
    • Соколова Наталия Николаевна
    • Соколова Ольга
    • Солженицын Александр Исаевич
    • Соловьев Владимир Сергеевич
    • Солоухин Владимир Алексеевич
    • Степун Федор Августович
    • Стрельцов Артем
    • Сухинина Наталия Евгеньевна
    • Сюсаку Эндо
    • Творогов Питирим, епископ
    • Тихомиров Лев Александрович
    • Ткачев Андрей, протоиерей
    • Толгский Сергий, протоиерей
    • Толкин Джон Рональд Руэл
    • Толстиков Николай, священник
    • Толстой Алексей Константинович
    • Торик Александр‚ протоиерей
    • Трауберг Наталья Леонидовна
    • Тростников Виктор Николаевич
    • Труханов Михаил, протоиерей
    • Тургенев Иван Сергеевич
    • Тучкова Наталья
    • Уайзмэн Николас Патрик
    • Уайлдер Торнтон
    • Уингфолд Томас
    • Ульянова Валентина
    • Урусова Наталия Владимировна
    • Устюжанин Андрей, протоиерей
    • Филипьев Всеволод, инок
    • Хэрриот Джеймс
    • Цветкова Валентина Ивановна
    • Цебриков Георгий, диакон
    • Чепмен Гэри
    • Чарская Лидия Алексеевна
    • Черных Наталия Борисовна
    • Честертон Гилберт Кийт
    • Честерфилд Филип Стенхоп
    • Чехов Антон Павлович
    • Чинякова Галина Павловна
    • Чудинова Елена Петровна
    • Шварц Евгений Львович
    • Шевкунов Тихон, архимандрит
    • Шекспир Уильям
    • Шергин Борис Викторович
    • Шипов Ярослав, священник
    • Шипошина Татьяна Владимировна
    • Ширяев Борис Николаевич
    • Шмелев Иван Сергеевич
    • Шорохова Татьяна Сергеевна
    • Шполянский Михаил, протоиерей
    • Шукшин Василий Макарович
    • Экономцев Игорь, архимандрит
    • Юдин Георгий Николаевич
    • Яковлев Александр Иванович
    • Притчи в рисунках
    • Неизвестные авторы
    • Сборники прозы
  • Духовная поэзия

Детская литература-Пушкин-Царь Салтан

Александра Пушкина

Иллюстрации: В. Конашевич
Переведено: Питер Темпест
Издано: Издательство Прогресс, 1973
HTML-разметка: Для marxists.org в мае 2002 г.


Царь ушел со свитой.
Царица нежная
У окна сидела одна,
Желаю поскорее домой.
Целый день, каждый день она ждала,
Глядя, пока ее посвященные
Глаза не ослабели от перенапряжения,
Глядя на пустую равнину,
Не было знака ее возлюбленного!
Ничего, кроме снежинок.
Сугробы на листьях.
Земля была настолько белой, насколько могла быть белой.
Девять долгих месяцев она сидела и ждала,
Не ослабевала бдения.
Тогда от Бога в Сочельник
Она получила дочь.
На следующий день рано утром,
Вознаграждение любви и верности,
Снова домой из дальних странствий
Пришел наконец отец-царь.
Она бросила на него один нежный взгляд,
Задыхалась от радости, приоткрыв тонкие губы,
Затем упала на свою кровать
И к моменту молитвы умерла.

Долго сидел царь одиноко, задумчиво.
Но он тоже был всего лишь человеком.
Слез за один печальный год, который он пролил …
И еще одна женщина вышла замуж.
Она (если быть строго правдивой)
Прирожденная царица – молодая,
Стройная, высокая, хорошенькая на вид,
Умная, остроумная и так далее.
Но она была в равной мере.
Упрямая, надменная, своенравная, ревнивая.
В приданое богатое и обширное
Было маленькое зеркало.
У него было уникальное отличие:
Он мог говорить с идеальной дикцией.
Только с этим стеклом она бы
В приятном юморе была.
Много раз в день она приветствовала его
И кокетливо умоляла:
«Скажи мне, красивое зеркало,
Ничего, кроме правды, я спрашиваю:
Кто на всем свете прекрасней
И красотой редчайшей ?»
И зеркало ответило:
«Ты, этого нельзя отрицать.
Ты во всем мире прекраснейший
И твоя красота самая редкая».
Царица весело засмеялась,
Весело пожала плечами,
Надула щеки и хлопнула веками,
Застенчиво, хитро щелкнула пальцами,
Скакала, положив руку на бедра,
Надменность на губах.

Все это время собственная дочь царя
Тихо, как учила ее природа,
Росла и росла, и очень скоро
Как распустившийся цветок:
Воронья бровь, светлая кожа,
Дышащая доброта и нежность.
И выбор жениха
Загорелся князь Елисей.
Костюм изготовлен. Царь согласился
И ее приданое было нанесено:

Семь городов с богатым магазином,
Особняков – семьдесят.
В ночь перед свадьбой
Для свадебного наряда
Царица, пора уходить,
Болтала в зеркало:
«Кто на свете красивее
И красавее редчайшего?»
Тогда что ответило стекло?
“Вы честны, не могу отрицать.
Но принцесса – прекраснейшая
И красота ее редчайшая ».
Вверх прыгнула гордая царица.
На столе, как она стукнула,
Злобно хлопнула зеркалом,
Туфли на каблуке в ярости постукивали!
” 0 ты омерзительно выглядишь -стекло,
Вранье нагло, как латунь!
По какому праву она моя соперница?
Я обуздаю такое молодое безумие.
Так она выросла – назло мне!
Неудивительно, что она такая белая:
С пухлой матерью пристально смотрит
На этот снег – что же такого удивительного!
А теперь посмотри сюда, объясни мне
Как она может быть справедливее?
Обыщи это наше царство и ищи хорошо,
Нигде ты не найдешь мне равного.
Разве это не правда? “- воскликнула она.
И все же зеркало ответило:
” Но царевна прекраснейшая
И красота ее редчайшая “.
Царица злобно взорвалась,
Зеркало выкинула из поля зрения
Под ближайшим шкафом,
И когда она отдышалась,
Вызванная Пятница, ее горничная,
И в ее инструкции дал:
«Отведи принцессу в лес,
Привяжи ее руку, ногу и лоб
К дереву! Когда прибудут волки
Пусть съедят девушку живьем! »

Гнев женщины устрашит дьявола!
Протест был бесполезен.
Вскоре Принцесса ушла с Пятном.
В лес. Пока они брели
Вот и принцесса догадалась о причине.
До смерти напугана такой гнусной изменой,
Она громко умоляла: «Пощади мою жизнь!
Я невиновна!
Не убивай меня, умоляю тебя!
И когда я стану царицей
, я дам тебе щедрую награду. ”
Smudge, которая действительно любила свою подопечную,
Не желая убивать или связывать ее,
Отпустите ее, ласково заметив:
«Бог с тобой! Не стоните!»
И, как сказано, вернулся один.
“Ну?” – спросила Царица,
. – А где это миленькое создание?
«В лесу одна», – ответил
Smudge. «И там она останется.
К дереву я крепко привязал ее.
Когда на нее нападет голодный зверь
У нее будет мало времени плакать
И тем быстрее она умрет!»

Слух распространился и вызвал панику:
«Что, царская дочь пропала!»
Скорбным был царь в тот день.
Но молодой князь Елисей
Вознес Богу горячую молитву
И ушел тут же
Искать и вести домой
Свою юную юную невесту с покладистым характером.
Между тем его молодая невеста продолжала идти
Через лес до утра
Неизвестно, где она находится.
Вдруг она увидела дом.
Оттуда выбежала собака, рыча, тявкая,
Потом сел, хлопая хвостом.
У ворот не было охраны.
Во дворе было тихо.
Прикоснись к пяткам, добрый пес прыгнул.
Когда Принцесса медленно поднялась по лестнице
, чтобы добраться до жилого этажа,
Повернула кольцо на двери.
Бесшумно распахнулась дверь
И перед ее глазами открылась
Светлая комната: вокруг
Скамейки, усыпанные ковриками, она нашла,
Дубовая доска под иконой
И печь с изразцами, на которых можно было полежать.
Принцессе было ясно
Здесь жили добрые люди
Кто не отказал бы ей в убежище.
Однако дома никого не было.
Итак, она принялась, вымыла сковороды,
Сделала весь дом нарядным,
Зажгла свечу в углу,
Накормила огонь, чтобы согреться,
Забралась на платформу
Вот и положила сонную голову.

Время обеда. Двор гудел, топали
лошадей и спешились люди.
Толстосый и краснокожий,
Вошли семь похотливых рыцарей.
Сказал Старший: «Как чудесно!
Все так красиво! Огонь пылает!
Здесь кто-то убирает
И где-то рядом ждет.
Кто там? Выходи из укрытия!
Будь другом в мире!
Если ты кто-то старый и седой,
Будь нашим дядей навеки!
Если ты молод и любишь драки.

Мы обнимем тебя как брата.
Если почтенная дама,
Тогда «мать» будет твоей имя
Если девичья ярмарка, мы будем звать тебя
Наша дорогая сестра и тебя обожаю.
Итак, принцесса встала, спустилась
Семи рыцарям и поклонилась,
Подчеркнув ее добрые пожелания,
Покраснев и извинившись
Что в их восхитительный дом
Она пришла без приглашения.
Прямо они увидели ее речь
присутствие принцессы.
Итак, они освободили угловое место,
Предложили ей пирог с мясом,
Наполнили бокал вином и подали его
На подносе, как она этого заслуживала.
Но бокал крепкого вина
Она вежливо действительно отказалась
И пирог она сломала осторожно,
Наслаждаясь крошечной порцией.
Умоляя, что она очень устала,
Вскоре она изящно удалилась.
И Семь Рыцарей отнесли ее.
В лучшую и самую светлую комнату.
И, пока они ползли прочь,
Она крепко засыпала.

Дни пролетели мимо – живая принцесса
Все время без опасений
В лесу никогда не скучно
С семью рыцарями за границей.
Земля все еще покрыла бы тьму
Когда на рассвете семь братьев
выскочили бы испытать удачу
С длинным луком, стреляя из утки,
Или применили бы свой меч в битве
И сарацин расседлили,
С головой в упор Татарин,
Отрубить ему голову ударом,
Или погоняться за черкесом,
Из леса броситься в бой.

Она, как хозяйка дома,
Роза много позже переехала
Очистка, полировка и приготовление пищи,
Ни разу рыцари не упрекали.
Они тоже никогда не упрекали ее.
Дней пролетели, как паутина.

И со временем они полюбили ее.
Вслед за этим все семь братьев
Однажды вскоре после рассвета
В ее покои пробились
И старший рыцарь обратился к ней:
«Как ты знаешь, ты наша сестра.
Но все семеро из нас здесь
влюблены в тебя. , моя дорогая,
И мы все желаем твоей милости.
Но этого не должно быть. Господи спаси и сохрани!
Найдите способ дать нам покой!
Будь женой хотя бы одному,
Остальным оставайся сестрой!
Но ты качаешь головой. Это на
Скажите, от нашего предложения вы отказываетесь?
Ничего из нашего запаса вы не выберете? «
« О мои храбрые и милые братья,
добродетельнее всех! »
В ответ принцесса сказала:
« Бог с небес поразит меня мертвым
Если мой ответ не будет честным:
У меня нет выбора – обещана рука!
Вы все равны в моих глазах,
Все такие доблестные и мудрые,
И я люблю вас всех, дорогие братья!
Но мое сердце к другому
Залог навеки.Когда-нибудь
я выйду замуж за князя Елисея! »

Братья замолчали,
От отчаяния почесали лбы.
« Как хочешь! Итак, теперь мы знаем: «
Сказал старший с поклоном.
« Прости нас, и я обещаю,
Вы больше ничего от нас не услышите! »
« Я не злюсь », – ответила она.
« Клянусь моим клятву, которую я должен исполнить.
Низко кланяясь, семеро женихов
Покинули ее комнату с приглушенными страстями.
Итак, снова в гармонии
Они жили и дружба воцарилась.

Царица все еще была бледной
Каждый раз она видела яркой
Память ярмарку Княгини.
Долго лежало зеркало,
Был предметом ее ненависти;
Но, наконец, ее гнев утих.
Так однажды случилось
Что она снова взяла зеркало
Вверх и села перед ним,
Улыбнулась и, как прежде, умоляла его:
«Привет, красивое зеркало!
Скажи мне всю правду, Я спрашиваю:
Кто на свете прекрасней
И обладает редчайшей красотой? ”
Сказало зеркало в ответ:
«Вы честны, я не могу отрицать.
Но куда едут верхом Семь Рыцарей
В зеленой дубовой роще живет
Смиренно живет человек, который
Красивее тебя.
Гнев Царицы сошёл
На её служанку: «
Какая глупость соблазнила Тебя солгать? Ты ослушался! »
Смазать полное признание …
Пригрозив пытками,
Царица угрюмо поклялась
Отправить принцессу на смерть
Или не вздохнуть.

Однажды у ее окна ждет
Ибо ее братья поехали домой
Села юная принцесса и спала.
Внезапно собака начала
Лай. По двору поспешила
Бедная нищенка, встревоженная
К собаке, которую она держала в страхе
С палкой. «Не уходи!
Стой, стой!» – крикнула принцесса:
Из окна, высунувшись наружу.
«Позвольте мне позвать собаку на пятки.
И я предложу вам поесть».
И нищенка ответила:
«Симпатичное дитя, ты мне нравишься!
Для твоей собаки, понимаете,
Вполне может быть смертью меня.
Посмотри, как он рычит, ощетинивается!
Подойди сюда, дитя! »
Принцесса хотела выйти и взяла буханку.
Но собака сплела своим телом
Около ее ног, не позволяла ей
Шагнуть к нищенке.
Когда и женщина , подошел ближе,
Более жестокий, чем разъяренный медведь
Он напал на нее. Какое недоумение!
«Я плохо спал ночью, я думаю!»
Сказала принцесса. «Поймай это! Вот! »
И хлеб полетел по воздуху.
Бедная нищенка поймала его.
“Смиренно благодарю тебя, доченька,
Боже милостивый!” сказала она.
“Взамен возьми это у меня!”
Яркое яблоко, которое она держала,
Недавно собранное, свежее, спелое и золотистое,
Прямо к принцессе полетело …
Как собака бросилась в погоню!
Но принцесса ловко поймала его
В ладони. «Наслаждайся яблоком
На досуге, маленький питомец!
Спасибо за буханку хлеба …»
Сказала нищенка, замахала
В воздухе свою палку и исчезла…
Вверх по лестнице побежала принцесса
С собакой, которая тут же начала
Жалко таращится, скулит
Как будто сердце его тоскует
За дар речи сказать:
«Брось это яблоко подальше!»
Торопливо похлопала его по шее:
«Эй, Соколко, в чем дело?
Ложись!» Войдя еще раз
В свою комнату, она закрыла дверь,
Сидела там с гудением веретена,
В ожидании прихода своих братьев.
Но она не могла отвести взгляд
От яблока, где оно лежало
Полный аромата, розового, сияющего,
Свежего и сочного, спелого и золотистого,
Сладкого, как мед для губ!
Она даже видела точки…

Сначала принцесса подумала подождать
До обеда. Но искушение
оказалось слишком сильным. Она схватила яркое яблоко
, украдкой откусила
И со сладко впалой щекой
Проглотила восхитительный кусочек.
Вдруг ее дыхание остановилось,
Вяло ее белые руки упали.
С ее колен розовое яблоко
Упало на пол. Несчастная
Дева закрыла обморочные глаза,
Покачнулась и упала без крика,
На скамейке ударилась лбом,
Потом лежала неподвижно под иконой…
Теперь братья, как оказалось,
возвращались отрядом
Из очередного воинственного набега.
Выйти им навстречу в лес
Пошел пес и, на бегу,
Повел прямо во двор.
Сказали Рыцари: «Дурное предзнаменование!
Горе припасено!» Дверь они открыли,
Зашел в комнату и ахнул.
Но собака, как молния, метнулась
За яблоко и сожрала его.
Смерть в тот миг одолела его.
Ибо яблоко было, видели они,
Ядовито до сердцевины.
У мертвой Царевны братья
Склонили головы в слезах и произнесли
Святую молитву, чтобы спасти ее душу;
Ничто не могло утешить их горе.

Со скамейки ее подняли, одели,
Хотели в могиле, чтобы дать ей покой,
Потом передумали. Ибо она
Была розовой, как сон
Гирлянды покоя кружились
Вокруг нее – хотя она не дышала.
Три дня они ждали, но
По-прежнему ее глаза были плотно закрыты.
Итак, в ту ночь с торжественным ритуалом
В гробу из хрусталя
Положили прекрасное тело
Принцессы и оттуда
В полую гору несли ее,
Где гробницу для нее вылепили:
Они использовали железные цепи прикрепить
Её стеклянный шкаф к шестым столбам
С должной осторожностью и соорудил
железных перил для защиты.

Тогда Старший ударил себя в грудь
И мертвая принцесса обратилась:
«Всегда мирный сон твой!
Хоть и было мало твоих дней
На этой земле злоба взяла свое –
Но небеса сохранят твою душу.
С чистой любовью относились мы к тебе,
За любимого мы охраняли тебя,
Но ты не к жениху пришел,
Только к холодной темной гробнице.

В тот же день злая Царица,
В ожидании добра новость, чтобы добраться до нее,
Тайно зеркало забрало
И ее обычный вопрос был задан:
«Кто сейчас самый прекрасный
И обладает самой редкой красотой?»
И удовлетворительный ответ:
«Ты, этого нельзя отрицать.
Ты прекраснейший на свете
И красота твоя редчайшая! »

В погоне за своей милой невестой
По стране вдоль и поперек
Едет еще князь Елисей,
Горько плачет.Никаких вестей!
Для кого бы он ни спрашивал
Люди либо отворачивались
, либо грубо хохотали:
Никто не знает, что ему нужно.
Теперь к яркому Солнцу в рвении
Обратил ли смелый юный принц:
«Солнце, дорогое Солнце! Весь год бегает
По небу, весеннее таяние
Из холодной земли зимой снег!
Вы наблюдаете за нами всех внизу.
Неужели ты не пожалеешь на ответ?
Скажи, а тебе когда-нибудь довелось увидеть
Увидеть принцессу, которую я чтим?
Я ее жених.«Моя дорогая»,
С некоторой настойчивостью Сказало Солнце,
«Я нигде не видел твою Принцессу,
Значит, она мертва, мы должны предположить,
То есть, если мой друг, Луна,
не встречал ее на своем путешествия
Или увиденные подсказки, которые вы можете разгадать. »

Сквозь темную ночь Елисей,
Чувствовать что угодно, только не весело,
С настойчивостью любовника
Ждал появления Луны.
« Луна, о Луна, друг мой! »- сказал он.
“Золото рога и круглой головы,
Из самых темных восходящих теней,
Твоим взором мир созерцает,
Тебя, на кого с любовью смотрят звезды
Когда ты поднимаешься на ночную стражу!”
Неужели вы не пожалеете на ответ?
Скажите, а у вас когда-нибудь была возможность
Увидеть принцессу, которую я чтим?
Я ее жених.«О дорогой!»
С испугом сказала Луна,
«Нет, я не видел девушку.

На моем раунде я только хожу
Когда придет моя очередь, знаете ли.
Казалось бы, я отдыхал
Когда она прошла. “” Какая досада! ” Предлагаю вам
Придет Ветер на помощь.
Позвони ему прямо сейчас! Стоит попробовать.
И поднимите настроение немного! До свидания! »

Елисей, не теряя мужества,
В обитель Ветра теперь поспешил.
“Ветер, о Ветер! Повелитель неба,
Сгоняющие ввысь стайки облаков,
Взбудораживающие темно-синий океан,
Приводя в движение весь воздух,
Не боясь никого
Спасая Бога только на небесах!
Конечно же!” ты не пожалеешь на ответ?
Скажи мне, тебе когда-нибудь довелось увидеть
Увидеть принцессу, которую я чтим?
Я ее жених. ” “0 слышишь!”
Сказал Ветер в суматохе.
“Там, где течет тихий ручей
Стоит гора высокая и крутая
В ней лежит глубокая пещера;
В этой пещере в мрачных тенях
Колышется гроб, сделанный из хрусталя.”
На цепях на шестых столбах.
Вокруг него бесплодная земля, в которой
Ни один человек не встретит другого.
В той гробнице твоя невеста обнаружит! »
С завыванием Ветер ушел.
Елисей плакал долго и громко.
Он путешествовал по бесплодной земле.
Отчаянно, грустно желая
Еще раз увидеть свою невесту.
Он поехал. Перед ним возвышалась гора высокая
, круто взмывая
Из земли, совершенно опустошенной
У ее подножия – тусклый вход
Елисей быстро вошел.
Там, он увидел, в мрачных тенях
Покачивался гроб из хрусталя
Где покоилась принцесса
В глубоком сне блаженных.
И князь в слезах растворяя
Бросился на гроб …
И он разбился! Девушка прямо
Оживла, села, в великом
Чудо огляделась и зевая
Когда она поставила свою кровать, качели
Сказал с раскинутыми руками:
«Боже мой! Как долго я спала!»
Она вышла из гроба вниз.
0 вздохи и рыдания!
Неся свою невесту, он пошел
Назад к дневному свету. Они поехали домой,
Удовольствие от разговора
Пока они не достигли места назначения.
Быстро распространился слух:
«Принцесса жива и здорова!»
Так получилось, что Царица
В своей комнате праздно сидела
У своего волшебного зеркала
И, чтобы скоротать время, спросила:
«Кто на свете милей
И красавее редчайшей имеет?»
Сказало зеркало в ответ:

“Вы справедливы, я не могу отрицать,
Но принцесса самая прекрасная
И красота ее самая редкая!”
Царица прыгнула и разбила
На полу ее зеркало,
Бросившись к двери, она увидела, что
Прекрасная юная принцесса идет к ней.
Перебитая горем и злобой,
Царица умерла той ночью.
Из могилы, где она была похоронена
На свадьбу поспешили,
За доброго князя Елисея
В тот же день венчал свою княжну.
Никогда с момента сотворения мира
Не было такого праздника;
Я был там, пил медовуху и все же
Едва намочил усы.


.

Сказка о мертвой царевне и семи рыцарях Сказка Пушкина

Царь ушел со свитой.
Царица нежная
У окна сидела одна,
Желаю поскорее домой.
Целый день, каждый день она ждала,
Глядя, пока ее посвященные
Глаза слабеют от перенапряжения,
Глядя на пустую равнину,
Ни признака ее возлюбленного!
Ничего, кроме снежинок
Сугробы на листьях.
Земля была настолько белой, насколько могла быть белой.
Девять долгих месяцев она сидела и ждала,
Не ослабевала бдения.
Потом от Бога в Сочельник
Она получила дочь.
На следующий день рано утром,
Вознаграждение любви и верности,
Снова домой из дальних странствий
Пришел наконец отец-царь.
Она бросила на него один нежный взгляд,
Задыхалась от радости, приоткрыв тонкие губы,
Затем упала на свою кровать
И к моменту молитвы умерла.

Долго сидел царь одиноко, задумчиво.
Но он тоже был всего лишь человеком.
Слезы за один печальный год, который он пролил …
И еще одна женщина вышла замуж.
Она (если быть строго правдивой)
Прирожденная царица? Молодая,
Стройная, высокая, хорошенькая на вид,
Умная, остроумная? И так далее.
Но в равной мере она была.
Упрямая, надменная, своенравная, ревнивая.
В приданое богатое и обширное
Было маленькое зеркало.
Он обладал уникальным отличием:
Он мог говорить с идеальной дикцией.
Только с этим стеклом она бы
В приятном юморе была.
Много раз в день она приветствовала его
И кокетливо умоляла:
«Скажи мне, красивое зеркало,
Ничего, кроме правды, я спрашиваю:
Кто на всем свете прекрасней
И красотой редчайшей ?»
И зеркало ответило:
«Ты, этого нельзя отрицать.
Ты во всем мире прекраснейший
И твоя красота самая редкая».
Царица весело засмеялась,
Весело пожала плечами,
Надула щеки и хлопнула веками,
Застенчиво, лукаво взмахнула пальцами,
Скакала, держась за бедра,
Надменность на губах.

Все это время собственная дочь царя
Спокойно, как учила ее природа,
Росла, росла и очень скоро появилась
Как распустившийся цветок:
Воронья бровь, светлая кожа,
Дышащая доброта и нежность.
И выбор жениха
Загорелся князь Елисей.
Костюм изготовлен. Царь согласился
И ее приданое было выделено:

Семь городов с богатым магазином,
Особняков? sevenscore.
В ночь перед свадьбой
Для свадебного наряда
Царица, пора уходить,
Болтала в зеркало:
«Кто на свете красивее
И красавее редчайшей?»
Тогда что ответило стекло?
«Вы справедливы, я не могу отрицать.
Но принцесса самая прекрасная
И ее красота самая редкая».
Вверх прыгнула гордая Царица.
На столе, как она била,
Злобно хлопало зеркало,
Туфля в пятке в ярости стучала!
«О, мерзкое зеркало,
Ложь дерзкая, как медь!
По какому праву она моя соперница?
Так она выросла? Мне назло!
Неудивительно, что она такая белая:
С ее выпуклой матерью пристально смотрит
На этот снег? Что же такого удивительного!
А теперь посмотри сюда, объясни мне
Как она может быть справедливее?
Обыщи это наше царство и ищи хорошо,
Нигде ты не найдешь мне равного.
Разве это не правда? “- воскликнула она.
Зеркало все-таки ответило:
” Но принцесса прекраснейшая
И красота ее редчайшая “.
Царица злобно взорвалась,
Зеркало выкинула из поля зрения
Под ближайшим шкафом,
И когда она отдышалась,
Вызванная Пятница, ее горничная,
И в ее инструкции дал:
«Отведи принцессу в лес,
Привяжи ее руку, ногу и лоб
К дереву! Когда появятся волки
Пусть девочку заживо съедят! »

Женский гнев устрашит дьявола!
Протест был бесполезен.
Вскоре Принцесса ушла с Пятном.
В лес. Пока они плелись
Вот и принцесса догадалась о причине.
До смерти напугана такой гнусной изменой,
Она громко умоляла: «Пощади мою жизнь!
Я невиновна!
Не убивай меня, умоляю тебя!
И когда я стану царицей
, я дам тебе щедрое вознаграждение. ”
Smudge, которая действительно любила свою подопечную,
Не желая убивать или связывать ее,
Отпустите ее, ласково заметив:
«Бог с вами! Не стоните!»
И, как сказано, вернулся один.
“Ну?” – спросила Царица,
. – А где это миленькое создание?
«В лесу одна», – ответил
Smudge. «И там она останется.
К дереву я крепко привязал ее.
Когда на нее нападет голодный зверь
У нее будет мало времени плакать
И тем быстрее она умрет!»

Слух распространился и вызвал панику:
«Что, царская дочь пропала!»
Скорбным был царь в тот день.
Но молодой князь Елисей
Вознес Богу горячую молитву
И удалился тут же
Искать и вести домой
Свою юную юную невесту с мягким характером.
Тем временем его молодая невеста продолжала идти
Через лес до утра
Неизвестно, где она находится.
Внезапно она заметила дом.
Оттуда выбежала собака, рыча, тявкая,
Потом сел, хлопая хвостом.
У ворот не было охраны.
Во дворе было тихо.
Прикоснись к пяткам, добрый пес прыгнул.
Когда принцесса медленно поднялась по лестнице
, чтобы добраться до жилого этажа,
повернула кольцо на двери.
Бесшумно распахнулась дверь
И перед ее глазами открылась
Светлая комната: вокруг
Скамейки, заваленные ковриками, которые она нашла,
Дубовая доска под иконой
И печь с изразцами, на которых можно лежать.
Принцессе было ясно
Здесь жили добрые люди
Кто не отказал бы ей в убежище.
Однако дома никого не было.
Итак, она принялась, вымыла сковороды,
Сделала весь дом нарядным,
Зажгла свечу в углу,
Накормила огонь, чтобы согреться,
Забралась на платформу
Там, чтобы положить свою сонную голову.

Время обеда. Двор гудел, топали
лошади и спешились люди.
Толстосый и краснокожий,
Вошли семь крепких рыцарей.
Сказал Старший: «Как чудесно!
Все так красиво! Огонь пылает!
Кто-то убирал здесь
И где-то рядом ждет.
Кто там? Выходи из укрытия!
Будь другом в мире!
Если ты кто-то старый и седой,
Будь нашим дядей навеки!
Если ты молод и любишь драки.

Мы обнимем тебя как брата.
Если почтенная дама,
Тогда «мать» будет твоей имя
Если девичья ярмарка, мы будем звать тебя
Наша дорогая сестра и обожаем тебя.
Итак, принцесса встала, спустилась
Семи рыцарям и поклонилась,
Подчеркнув ее добрые пожелания,
Покраснев и извинившись
Что в их восхитительный дом
Она пришла без приглашения.
Они сразу увидели ее речь
присутствие принцессы.
Итак, они освободили угловое место,
Предложили ей пирог с мясом,
Наполнили бокал вином и подали его
На подносе, как она это заслужила.
Но бокал крепкого вина
Она вежливо действительно отказалась
И пирог она сломала осторожно,
Наслаждаясь крошечной порцией.
Умоляя, что она очень устала,
Вскоре она изящно удалилась.
И Семь Рыцарей отнесли ее.
В лучшую и самую светлую комнату.
И, пока они ползли прочь,
Она крепко спала.

Дни пролетели незаметно? Принцесса жива
Все время без опасений
В лесу никогда не скучно
С семью рыцарями за границей.
Земля все еще накрыла бы тьма
Когда на рассвете семь братьев
выскочили бы испытать удачу
С длинным луком, стреляя из утки,
Или применив свой меч в битве
И сарацин расседлил,
С головой в упор Tartar go,
Отрубить ему голову ударом,
Или погоняться за черкесом,
Из леса броситься в бой.

Она, как хозяйка дома,
Роза намного позже переехала
Очистка, полировка и приготовление пищи,
Ни разу рыцари не упрекали.
Они тоже никогда не упрекали ее.
Дней пролетели, как паутина.

И со временем они полюбили ее.
Вслед за этим все семь братьев
Однажды вскоре после рассвета
Дошли до ее покоев
И старший рыцарь обратился к ней:
«Как ты знаешь, ты наша сестра.
Но все семеро из нас здесь
Любят тебя. , моя дорогая,
И мы все желаем твоей помощи.
Но этого не должно быть. Господи спаси и сохрани!
Найдите способ дать нам покой!
Будь женой хотя бы одному,
Остальным оставайся сестрой!
Но вы качаете головой. Это на
Скажите, от нашего предложения вы отказываетесь?
Ничего из нашего запаса вы не выберете? »
« О мои храбрые и милые братья,
добродетельнее всех! »
В ответ принцесса сказала:
« Бог на небесах поразит меня мертвым
Если мой ответ не будет честным :
У меня нет выбора? Мне обещана рука!
Вы все равны в моих глазах,
Все такие доблестные и мудрые,
И я люблю вас всех, дорогие братья!
Но мое сердце к другому
Залог навеки.Однажды
я выйду замуж за князя Елисея! »

Притихли, братья сохранили свое положение,
От отчаяния почесали лбы.
« Как хочешь! Итак, теперь мы знаем: «
Сказал старший с поклоном.
« Прости нас? »И я обещаю
. Больше от нас ничего не услышишь!»
«Я не злюсь», – ответила она.
«Клянусь моим клятву, которую я должен выполнить.
Низко кланяясь, семеро женихов
Покинули ее комнату с приглушенными страстями.
Итак, снова в гармонии
Они жили и дружба воцарилась.

Царица все еще была бледной
Каждый раз, когда она ярко видела
Память ярмарки княгини.
Долго лежало зеркало,
Был предметом ее ненависти;
Но, наконец, ее гнев утих.
Так однажды случилось
Что она снова взяла зеркало
Вверх и села перед ним,
Улыбнулась и, как прежде, умоляла его:
“Привет, красивое зеркало!
Скажи мне всю правду, Я спрашиваю:
Кто на свете прекрасней
И обладает редчайшей красотой? ”
Сказало зеркало в ответ:
«Вы честны, я не могу отрицать.
Но куда едут верхом Семь Рыцарей
В зеленой дубовой роще живет
Смиренно живет человек,
Красивее тебя.
Гнев Царицы сошёл
На её служанку: «
Какая глупость соблазнила Тебя солгать? Ты ослушался! »
Смазать полное признание …
Пригрозив пытками,
Царица угрюмо поклялась
Отправить принцессу на смерть
Или больше не дышать.

Однажды у ее окна ждет
Ибо ее братья поехали домой
Села юная принцесса и спала.
Внезапно собака начала
Лай. По двору поспешила
Бедная нищенка, встревоженная
К собаке, которую она держала в страхе
С палкой. «Не уходи!
Стой, стой!» – крикнула принцесса:
Из окна, высунувшись наружу.
«Позвольте мне позвать собаку на пятки.
И я предложу вам поесть».
И нищенка ответила:
«Красивое дитя, ты мне нравишься!
Для твоей собаки, видишь ли,
Вполне может быть моей смертью.
Посмотри, как он рычит, ощетинивается!
Иди сюда, дитя. !»
Принцесса хотела выйти и взяла буханку.
Но собака плела своим телом
У нее под ногами, не позволяла ей
Шагнуть навстречу нищенке.
Когда женщина тоже подошла ближе,
Более жестокий, чем сердитый медведь
Он напал на нее. Какое недоумение!
“Я думаю, что плохо выспался!”
– сказала принцесса. “Поймай его! Вот!”
И хлеб полетел по воздуху.
Бедная нищенка поймала его.
«Смиренно благодарю тебя, доченька,
Боже милостивый!» сказала она.
“Взамен возьми это у меня!”
Яркое яблоко, которое она держала,
Недавно собранное, свежее, спелое и золотистое,
Прямо к принцессе полетело…
Как собака бросилась в погоню!
Но принцесса ловко поймала его.
В ладони. «Наслаждайся яблоком
На досуге, маленький питомец!
Спасибо за буханку хлеба …»
Сказала нищенка, размахивая руками
В воздухе палка исчезла …
По лестнице побежала принцесса
С собакой, которая тогда начала
Жалко таращить, ныть
Как будто ее сердце тоскует
За дар речи сказать:
«Брось это яблоко подальше!»
Торопливо похлопала его по шее:
«Эй, Соколко, в чем дело?
Ложись!» Войдя еще раз
В свою комнату, она закрыла дверь,
Сидела там с гудением веретена,
В ожидании прихода своих братьев.
Но она не могла отвести взгляд
От яблока, где оно лежало
Полный аромата, розовый, сияющий,
Свежий и сочный, спелый и золотой,
Сладкий, как мед для губ!
Она даже шипы видела …

Сначала принцесса подумала подождать
До обеда. Но искушение
оказалось слишком сильным. Она схватила яркое
Яблоко, украдкой откусила
И со сладко впалой светлой щекой
Проглотила восхитительный кусочек.
Вдруг ее дыхание остановилось,
Вяло ее белые руки упали.
С ее колен розовое яблоко
Повалилось на пол. Злополучная
Дева закрыла обморочные глаза,
Пошатнулась и упала без крика,
На скамейке ударилась лбом,
Потом замерла под иконой …
Теперь братья, как случилось,
Возвращались в отряд
Из очередного воинственного набега.
Выйти им навстречу в лес
Пошел пес и, на бегу,
Повел прямо во двор.
Сказали Рыцари: «Дурное предзнаменование!
Скорбь припасена!» Дверь они открыли,
Зашел в комнату и ахнул.
Но собака, как молния, метнулась
За яблоко и сожрала его.
Смерть в тот миг одолела его.
Потому что яблоко было, как они видели,
Ядовито до сердцевины.
У мертвой Царевны братья
Склонили головы в слезах и произнесли
Святую молитву, чтобы спасти ее душу;
Ничто не могло утешить их горе.

Со скамейки ее подняли, одели,
Хотели в могиле, чтобы дать ей покой,
Потом передумали. Ибо она
Была такая же розовая, как сон
Гирлянды покоя кружились
Вокруг нее? Хотя она не дышала.
Целых три дня они ждали, но
По-прежнему ее глаза были плотно закрыты.
Итак, в ту ночь с торжественным ритуалом
В гробу из хрусталя
Положили прекрасное тело
Принцессы и оттуда
В полую гору несли ее,
Где гробницу для нее вылепили:
Они использовали железные цепи закрепить
Ее стеклянный шкаф к шестым столбам
С должной осторожностью и соорудил
железных перил для его защиты.

Тогда Старший ударил себя в грудь
И мертвая принцесса обратилась:
“Всегда мирный сон твой!
Хоть дней твоих было мало
На этой земле? Злоба взяла свое?
Но небеса сохранят твою душу.
С чистой любовью относились мы к вам,
За любимого мы охраняли вас,
Но вы не пришли к жениху,
Только к холодной темной гробнице.

В тот же день злая Царица,
В ожидании добра новость, чтобы добраться до нее,
Тайно зеркало забрало
И ее обычный вопрос был задан:
«Кто сейчас самый справедливый
И обладает самой редкой красотой?»
И удовлетворенный ответ:
«Ты, этого нельзя отрицать.
Ты прекраснейший на свете
И красота твоя редчайшая! »

В погоне за своей милой невестой
По стране далеко и далеко
Все еще едет князь Елисей,
Горько плачет.Никаких вестей!
Для кого бы он ни спрашивал
Люди либо отворачивались
, либо грубо хохотали:
Никто не знает, что ему нужно.
Теперь к яркому Солнцу в рвении
Обратился ли смелый юный принц:
«Солнце, дорогое Солнце! Круглый год бегает
По небу, весеннее таяние
Из холодной земли зимой снег!
Вы наблюдаете за нами всех внизу.
Неужели ты не пожалеешь на ответ?
Скажи, а тебе когда-нибудь довелось увидеть
Увидеть принцессу, которую я читаю?
Я ее жених.«Моя дорогая»,
С некоторой настойчивостью Сказало Солнце,
«Я нигде не видел твою Принцессу,
Значит, она мертва, мы должны предположить,
То есть, если мой друг, Луна,
не встречал ее на своем путешествия
Или увиденные подсказки, которые вы можете разгадать. »

Сквозь темную ночь Елисей,
Чувствовать что угодно, только не весело,
С настойчивостью любовника
Ждал появления Луны.
« Луна, о Луна, друг мой! »- сказал он,
“Золото рога и круглой головы,
Из самых темных восходящих теней,
Твоим взором созерцает мир,
Тебя, кого с любовью взирают звезды
Когда ты поднимаешь свою ночную стражу!”
Неужели вы не пожалеете на ответ?
Скажите, а у вас когда-нибудь была возможность
Увидеть принцессу, которую я чтим?
Я ее жених.«О дорогой!»
Сказал в ужасе Луна,
«Нет, я не видел девушку.

На моем раунде я только хожу
Когда придет моя очередь, знаете ли.
Кажется, я отдыхал.
Когда она прошла. »« Какая досада! »
Громко воскликнул князь Елисей.
Но Луна продолжала говорить:
« Погодите! Предлагаю вам
Придет ветер на помощь.
Позвоните ему прямо сейчас! Стоит попробовать.
И поднимите настроение немного! До свидания! »

Елисей, не теряя мужества,
В обитель Ветра теперь поспешил.
«Ветер, о Ветер! Повелитель неба,
Сгоняющий ввысь стаи облаков,
Взволнованный темно-синим океаном,
Приводящий в движение весь воздух,
Не боясь никого
Спасая Бога только на небесах!
Несомненно! Ты не пожалеешь на ответ?
Скажи мне, а тебе когда-нибудь довелось увидеть
Увидеть принцессу, которую я чтим?
Я ее жених. ” “О, слушай!”
Сказал Ветер в суматохе.
«Там, где течет тихий ручей,
Стоит гора высокая и крутая.
В ней лежит глубокая пещера;
В этой пещере в мрачных тенях»
Колышется гроб, сделанный из хрусталя.
Подвешены цепями к шестым столбам.

Вокруг него бесплодная земля, в которой
Ни один человек не встретит другого.
В той гробнице твоя невеста обнаружит! »
С завыванием Ветер ушел.
Елисей плакал долго и громко.
Он шел в бесплодную землю.
Отчаянно, печально тосковал
Еще раз увидеть свою невесту.
Он поехал. Перед ним возвышалась гора высокая
, круто взмывая
С земли, совершенно опустошенной.
У ее подножия – тусклый вход
Елисей быстро вошел.
Там, он увидел, в мрачных тенях
Покачивался гроб из хрусталя
Где покоилась принцесса
В глубоком сне блаженных.
И князь в слезах растворяя
Бросился на гроб …
И он разбился! Девушка прямо
Оживила, села, в большом
Чудо огляделась и зевая
Когда она поставила свою кровать, качели
Сказал с раскинутыми руками:
«Боже мой! Как долго я спала!»
Она вышла из гроба вниз.
О вздохи и рыдания!
Неся свою невесту, он пошел
Назад к дневному свету. Они поехали домой,
Завязывая приятную беседу
Пока они не достигли места назначения.
Быстро распространился слух:
“Принцесса жива и здорова!”
Так получилось, что Царица
В своей комнате праздно сидела
У своего волшебного зеркала
И, чтобы скоротать время, спросила:
“Кто на свете прекрасней
И красавее редчайшей имеет?”
Сказало зеркало в ответ:

“Вы справедливы, я не могу отрицать,
Но принцесса самая прекрасная
И красота ее самая редкая!”
Царица прыгнула и разбила
На полу зеркало,
Бросившись к двери, она увидела, что
Прекрасная юная принцесса идет к ней.
Преодоленная горем и злобой,
Царица умерла той ночью.
Из могилы, где она была похоронена
На свадьбу поспешили,
За доброго князя Елисея
В тот же день венчал свою княжну.
Никогда с момента сотворения мира
Не было такого праздника;
Я был там, пил медовуху и все же
Едва намочил усы.

,

«Сказка о мертвой царевне и семи рыцарях» Александра Пушкина

Во всем мире существует множество вариантов сказки о Белоснежке и семи гномах , хотя западные читатели, вероятно, будут наиболее знакомы с версией, собранной Братьями. Гримм. В некоторых из этих историй рассказывается о семи разбойниках, а не о семи гномах, а в других рассказывается о злой мачехе, обращающейся к луне, а не о заколдованном зеркале.

Сказка о мертвой принцессе и семи рыцарях , однако, не является подлинным народным вариантом, так как не возникает (насколько мне известно) от

. Во всем мире существует множество вариантов сказки о снеге. White and the Seven Dwarves , хотя западные читатели, вероятно, будут лучше всего знакомы с версией, собранной братьями Гримм.В некоторых из этих историй рассказывается о семи разбойниках, а не о семи гномах, а в других рассказывается о злой мачехе, обращающейся к луне, а не о заколдованном зеркале.

Сказка о мертвой царевне и семи рыцарях , однако, не является подлинным народным вариантом, так как он не происходит (насколько мне известно) из русской культуры. Скорее, это заимствование немецкой версии знаменитым русским писателем Александром Пушкиным, которому, по-видимому, принадлежал перевод Братьев Гримм.Многие детали изменены под аудиторию: Король и Королева становятся Царем и Царицей, семь гномов превращаются в Семь рыцарей, для принца-спасителя придумывается довольно сложный квест, который на самом деле является принцессой » жених.

Но, несмотря на эти изменения, история о Белоснежке все еще очевидна, и это кросс-культурное творение во многом является литературной сказкой. Это тоже стихотворение, и в этом проблема, по крайней мере, в этом переводе Питера Темпеста.Хотя мне нравится эта история, и меня очаровывает идея о том, что Пушкин создает русское стихотворение из немецкой сказки, форма просто не так хорошо переводится на английский язык. Схема рифмующихся двустиший (я предполагаю, что именно так читается русский оригинал) ужасно неудобна, язык часто надуманный и банальный. К сожалению, иллюстрации В. Конашевича больше не вдохновляют.

В целом, я бы сказал, что это короткое стихотворение предлагает интересную сноску для изучения сказок, но, вероятно, не стоит искать его ради самого себя, если не удастся найти лучший перевод.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.